?

Log in

No account? Create an account

October 9th, 2007

 

Кто за ткачихой?

 

Когда означенная ткачиха, говорила, что изменить закон – дело техники, она искательно улыбалась, как хозяйка, которой чинят телевизор. «Ну, товарищ мастер, ну, пожалуйста».

 

Но за этой робостью виднелось хорошо скрытое недовольство. «Я не знаю про ваши трансформаторы и конденсаторы, я не обязана в этом разбираться, не морочьте мне голову непонятными словами «супергетеродин» или «микросхема». Мой телевизор должен работать!»

 

Или уже открытый гнев, как в рассказе Чехова. «Извини, но ты по закону не имеешь права делать обыски», - говорит робкий муж своей деспотической жене, которая собственноручно обшаривает своих горничных. Ответ: «Я не знаю ваших законов! Я знаю, что у меня пропала брошка. И я ее найду».

 

Vox populi:  «Мы не знаем ваших законов. Не морочьте нам голову основами республиканского строя и необходимостью согласия законодательных собраний более чем двух третей субъектов Российской Федерации. Мы знаем, что у нас есть любимый человек во главе нас всех – и мы его себе сохраним!»

 

Интересно в связи с этим поведение президиума и зала. А также всего нашего многострадального и бескрайнего отечества. Президиум и зал мы видели. Удовлетворенные улыбки. Никто не потупился. Никто не покрутил головой, не развел руками. И уж конечно, никто не взял слово «по порядку ведения собрания» и не объяснил глубокоуважаемой даме, что она добродушно призывает к изменению конституционного строя. Что глубокие личные симпатии к главе государства и устройство этого государства – вещи разные.

 

Вопрос о бескрайнем (оно же многострадальное) отечестве остается открытым. Как оно среагирует? Глас ли это народа, а если да, то какого именно.

 

Пока отечество реагирует вяло. Не слышно спонтанных приветственных кликов. Социологи говорят, что появление президента во главе списка «ЕР» повысило рейтинг данной партии на 3 процента (ФОМ и ВЦИОМ). Другие социологи (Левада-Центр) сообщают, что от могучего монолита тех, кто не желает голосовать вообще и за «ЕР» в частности (это около 70 процентов! Вот это да!), откололся один процент, которые все-таки пожелали. Правда, нашлись и такие, которые лишь укрепились в своем нежелании голосовать.

 

Впрочем, народов у нас много. И у каждого свой глас. Vox, если можно так выразиться.



Что такое свобода?

Это когда не в тюрьме. Не на зоне.

Вот ты – ты свободный человек?

Сам, что ли, не видишь? Сидим, пиво пьем, разговариваем.

 

Что такое демократия?

Это когда как все решили, так и будет. Большинством голосов. Надо людей послушать, а не это самое, законы, то да се. Люди хотят, чтоб все было, как они хотят.

 

Чего боится «чекистский» крюк?

 В сегодняшнем  «Коммерсанте» опубликована статья Виктора Черкесова  «Нельзя допустить, чтобы воины превратились в торговцев».  Автор -  глава Федеральной службы по контролю за (правильно - "над") оборотом наркотиков.

 В этой  увлекательной статье  про проблемы в чекистском ведомстве написано, что глубокая «социокультурная  депрессия»  наблюдается (увы) и в чекистской корпорации.

Виктор Черкесов  дает осторожные,  но эмоциональные советы, как вывести эту самую корпорацию из депрессии и прекратить внутрикорпоративные войны.

Как? Да очень просто - сыграть в две стороны. С одной стороны – долой  торговцев из воинства. То есть тех службистов, кто вдруг взял и «стремительно «скурвился» (так и написано). С другой -  не надо давать пищу критикам  «чекистских пороков».  То есть тем, кого представители чекистской корпорации обычно называют «наши враги». Их, как известно, много.  Они хитры и изворотливы.  Они, возможно, уже среди нас (если нас взять и немного поскрести). Поэтому незачем их прикармливать. Пусть попробуют "увеличить свое присутствие" в строгих - диетических условиях. Если верить автору текста, к нашим врагам примыкают и «какие-то системные конкуренты» (интересно, кто такие?).  Чтобы лишить «каких-то системных конкурентов» рычагов  и механизмов господин Черкесов  предлагает дать следственному комитету настоящую, а не мнимую независимость.  Он предлагает сделать это и во-первых, и во-вторых и даже в-третьих.   

Черкесов предупреждает, что от безоглядной критики «чекистского» крюка, крюк начинает ржаветь, а   враги, окончательно осмелев и распоясавшись,  стремятся «обрушить общество в новый социально-политический кризис».  Для чего? А чтобы наш народ «выпал из истории».

Автор статьи предупреждает (не нас с вами, обыкновенных читателей, а какого-то высокопоставленного адресата): если чекистскую депрессию не остановить  - это сообщество «не просто развалится, а сменит социальную природу».

«После этого трудно будет объяснить людям, почему надо подчиняться и с почтением относиться к тем, кто не соблюдает норм и погружен в междоусобицы», - пишет кому-то глава ФСКН. Докладывает, по сути, об угрозе, витающей над государственной стабильностью.

Обыкновенные  читатели, например, такие как я, искренне удивляются способности автора этой статьи охватить проблему со всей возможной глобальностью - от и до.

А все, может быть, просто? Просто  надо было такой статье появиться. Причин – много. Как говорится, см. цитируемый текст. Только вот ведь какая штука: «наших врагов»  становится много тогда, когда обществу  прописали строгую информационную диету.  Именно тогда «наши друзья» начинают искать и «вести» их с особым рвением. «Наши враги» среди «наших друзей» становятся буквально нарасхват.  В таких строгих условиях  на одного «врага»  приходится, как правило, сразу несколько «друзей». Вспомните писателя дядю Жору из  рассказа  Георгия Владимова «Не обращайте внимания, маэстро».  Этого дядю Жору  разрабатывала целая группа товарищей из КГБ. Правда «наши друзья» успевали  попутно еще и  других возможных «врагов» слегка фиксировать. Но это, скорее всего, происходило от излишнего рвения.

 

Двигатель вечный. Гарантийный срок – 6 мес.

 

Важный европейский экономический дядя сегодня сказал про первое октября: все это, конечно, нехорошо и неправильно с точки зрения приличий. А вот для бизнеса – очень даже полезно. Стабильность!

Ничего себе стабильность. Краткосрочная такая.
А через полгода – два центра власти. 
Или даже три. Не зря же на полукруглом юбилее были сплошные силовики.

Тут сразу такая стабильность начнется…

 

Светлый праздник

 

Ура! Свершилось! В России будут продавать автомобили «Бугатти». Уже нашелся эксклюзивный дистрибьютор (эх, слова-то какие сладкие) – фирма, которая торгует разными шопарами, бентлями и прочими предметами фантазий отдельных неслишкомвысокооплачиваемых тружеников конторской сферы.

И опять вернется анекдот:

Парень, а сколько твой «Бугатти» стоит?

Полтора лимона баксов, дедушка.

На народные деньги шикуешь, парень!

Что вы, дедушка… Откуда у народа такие деньги?

 

А кстати – откуда это кошмарное слово «силовики»?

Когда я был несколько моложе, так называли хоккеистов. Которые норовили шарахнуть противника ляжкой о загородку. Вот они-то и были «силовики». А те, которые поаккуратнее играли, поизящнее – те назывались «технари».

 

Кто ж у нас теперь «технари» в правительстве?