?

Log in

No account? Create an account

January 2nd, 2008

Рассказ Ирины Павловны

ОФИЦЕР И АКРОБАТКА

 

Одна девочка с большой красивой светлой косой каждое утро стояла на остановке троллейбуса, чтобы ехать в школу. И каждое утро рядом с ней стоял мальчик, румяный и приятный. Они иногда переглядывались, но никогда не здоровались, и уж конечно, не разговаривали.


Через несколько лет, когда девочка уже училась в институте, она вдруг увидела, что мальчика нет. Но, искоса оглядев людей, стоявших на остановке, она поняла, что юный курсант военного училища, румяный и приятный, в ладно сидящей форме - это он и есть. Ей показалось, что он смотрит на ее косу. Которая была, как несколько лет назад - большая, красивая, светлая, выпростанная на спину из-за воротника пальто. Но она ему даже не кивнула. А он опустил глаза.


Прошло еще лет десять. И вот однажды зимой, на той же самой остановке, она поскользнулась и упала со ступенек троллейбуса. Вдруг кто-то сильный ее подхватил, поднял со снега и поставил на ноги. Это был молодой, румяный и приятный офицер. Кажется, майор. Он смотрел на ее косу. Он ее узнал!
От смущения она даже не сказала "спасибо", а вскочила в троллейбус, отряхивая снег с пальто. Он тоже вошел в троллейбус и стал смотреть в окно. И она решила, что обязательно должна с ним познакомиться.


Она придумала так: как только она снова его увидит на остановке, она упадет. Вернее, ловко притворится, что упала. А коса будет наружу. И он ее поднимет, и тут-то она скажет ему "спасибо". Вот.


Но упасть - можно ушибиться или ногу сломать. Она начала тренироваться безопасно падать. Даже записалась в спортивную секцию. Теперь она могла упасть из любого положения, совершенно ничего не ушибив. На домашних и служебных вечеринках она показывала свое искусство, падая со стула, со стола и чуть ли не со шкафа, и бодро вскакивая с улыбкой.

И каждое утро, едучи на службу, она, с выпростанной большой красивой светлой косой, стояла на остановке, ожидая румяного приятного военного, чтобы упасть со ступенек троллейбуса, и чтобы он ее поднял, и чтобы они, наконец, познакомились. Но он больше не появлялся.

Archiv der Psychiatrie

 НАПОЛЕОН, НАПОЛЕОН...

 

Один известный актер получил роль безумца. И попросил одного известного психиатра, чтоб тот показал ему настоящего сумасшедшего.

Психиатр пригласил его в свою клинику и повел по палатам.

 

В первой палате на них набросился косматый растерзанный человек. Он мяукал и кукарекал, брызгал слюной, пытался укусить, кричал «Я – Наполеон, я тигр и лев!»

- Вот это да! - сказал актер, когда они выскочили из палаты. – Вот кошмар…

- Ничего страшного, - сказал психиатр. – Это мелкий растратчик. Хочет, чтоб его признали невменяемым.

 

В другой палате они увидели исхудавшего юношу, который сидел, мрачно глядя в угол, и на вопросы почти не отвечал.

- Кажется, я начинаю понимать, – сказал актер. – Безумие – это не ужимки и прыжки. Это невыносимая душевная боль.

- Да, ему сейчас тяжело, - сказал психиатр. – У него реактивная депрессия. Есть повод – невеста ушла буквально из-под венца. Но через три недели он будет, как огурчик.

 

В третьей палате сидел и читал газету аккуратно причесанный мужчина. Визитеров встретил приветливо, на все расспросы отвечал подробно и охотно. Рассказал о себе, своей семье, работе. Узнал актера и пожелал ему творческих успехов. Спросил врача, скоро ли выписываться. Улыбнулся на прощание.

 

- А вот это настоящий душевнобольной, - сказал психиатр, когда они вышли в коридор и отошли от двери. – Сумасшедший, проще говоря.

- Но он же абсолютно нормален! Просто донельзя нормален! Обыкновенный бухгалтер!

- Вот, вот! – воскликнул психиатр. – Он всем говорит, что он бухгалтер. На самом деле он простой кассир. Мания величия в самой тяжелой и неизлечимой форме.