?

Log in

No account? Create an account

February 11th, 2008

ДЕТСКИЙ САД

 

Тридцать семь примерно лет тому назад я забирал свою пятилетнюю сестренку, ныне театрального драматурга, из литфондовского детского садика у метро "Аэропорт".

В ее группе был Егор Кончаловский, ныне кинорежиссер.

Вот, мы собираемся уходить, и моя сестрица говорит: "Егор, ты обещал мне дать домой вот этого зайца" (поиграть до завтра). Он молчит. Она настаивает: "Ты же обещал!" Он молчит и прячет зайца за спину. "Дашь?" Он, сжав губы, мотает головой. "Ты обещал! - возмущенно кричит моя сестра. - Значит, ты меня обманул? Ты обманщик!"

 

Бедный Егор мечется и мучается. Давать зайца страшно не хочется. Но быть обманщиком - страшно стыдно, и тоже не хочется. Борьба идет у него в сердце и отражается на лице. Кажется, еще полминуты, и он сделает выбор - возможно, самый главный в жизни: быть сознательным циником или сознательным человеком слова.

 

Но увы! Ему на помощь приходит его, как бы это сказать, мачеха, которая пришла забрать его из садика. Тогдашняя жена его папы, Андрея Михалкова-Кончаловского. Француженка, хорошо говорящая по-русски. Она с сильным акцентом громко говорит:

- Он не обманул! Он просто изменил свое решение!

Мальчик, благодарно глядя на нее, уже безо всяких метаний и мучений прячет зайца в свой мешок и уходит.

 

Мне тогда показалось, что эти штуки просто так не проходят. И вправду: довольно скоро Андрей М.-Кончаловский расстался с этой дамой.

Он что, предал ее? Обманул? Он же, наверное, обещал любить ее по гроб доски!

Да нет, леди и гамильтоны. Он просто изменил решение. Бывает.