?

Log in

No account? Create an account

February 21st, 2008

ночь среди летнего дня

ДАЧНОЕ. ПОЧТИ

 

Были в поселке писательские сынки лет на десять-пятнадцать меня постарше. У них были жены, взрослые тети. А мне тринадцать. Ну, почти четырнадцать.

Что там было? Да ничего. Мне казалось, что они обращают на меня внимание.

 

Иной раз нарочно, вроде игры глазами, вроде "ну, расскажи что-нибудь смешное, видишь, я скучаю", вроде шутливых полуобъятий на полсекунды.

 

Иной раз по-другому, как бы случайно. Она в мини-юбке, сидит, поставив ноги на скамейку и обхватив лодыжки руками. От этого сидящий на табурете напротив и вещающий что-то умное четырнадцатилетний мальчик слегка шалеет и напряженно глядит в ее глаза, в упор.

 

…удерживая свой взгляд, как тяжелую бутыль с горячей водой из последних сил на вытянутой руке и боже упаси уронить - глядит в упор в глаза этой тете, страшась, что взгляд упадет ниже, туда, где ночь среди летнего дня, где тень между смуглыми тонкими лодыжками, которые охвачены и поглаживаются длинными пальцами с красиво накрашенными ногтями и бесстыже сияющим обручальным кольцом, - глядеть в немигающий серый взор, в котором вращаются синие кристаллы, все скорее и скорее, затуманивая его, - и продолжать говорить-говорить-говорить про умное…

 

Все труднее и труднее говорить в ее глотающее молчание. Надо из последних сил вынырнуть и спросить эту взрослую юную тетю: "Ну, ведь правда? Ведь правда?" И она, легко вздохнув и спустив ноги со скамейки - ночь среди летнего дня улетела - улыбнувшись, как сестра братику, ффу… - говорит: "Правда, конечно, правда, какой ты у нас умный".

 

Вставала и шла прочь, потрепав мальчика по голове, по плечу. Мальчик не смотрел ей вслед. Он смотрел на скамейку, на которой она только что сидела. На нежно-серую, почти серебряную некрашеную доску. И тайком клал на нее ладонь.