?

Log in

No account? Create an account

March 3rd, 2008

всякие-разные города

БАБУШКА РИТА. 2


Отец писал в анкетах про своего отца: умер от тифа в 1918 году. Дело было по-другому. Юзик очень ревновал свою жену. Особенно в 1917 году, когда в Гомеле появились разные веселые комиссары в кожанках. Однажды он стрелял в нее, раздробив ей подъем пистолетной пулей, я помню этот шрам. Юзик, конечно, не хотел убивать бабушку. Он был пьян и разгневан. Хотел напугать, выстрелить в землю. Но попал в ногу.

 

У бабушки тоже, кстати, был "дамский револьвер Бульдог", она мне его показывала уже в середине 1960-х. Маленький, почерневший, с перламутровыми накладками на рукоятке. Без патронов, конечно же. Потом я однажды спросил: "Бабушка, где револьвер?" Она ответила: "Всё. Больше нет". Наверное, сдала в милицию.

 

Да, так вот. Бабушкин друг, ревком г.Гомеля комбриг Ипполит Иванович Войцехович, расстрелял Юзика как контру, и женился на бабушке. Отец рассказывал, что Войцехович брал его с собой "на подавление белокопытовского мятежа". Отец вспоминал смутно: он ехал на луке седла. Выстрелы вдали. Потом изба, много самогонки, а по комнате бегает зверь, ручная лиса.

 

Мятеж подавили, но то ли Юзиковы друзья, то ли недобитые белокопытовцы убили Ипполита Ивановича в 1919-м году. У меня есть фото похорон. Похоже на демонстрацию. Плакаты, флаги.

В Гомеле отец видел самый лучший на свете революционный плакат: "Гомельские швейники в последний раз предупреждают Чемберлена!"

 

И вот моя бабушка, дважды вдова, взяв сына (моего то есть отца), поехала в Москву. Опять-таки за счастьем. Она была красивая. Вышла замуж за опереточного артиста Рубина, партнера знаменитой Клары Юнг. Родила от него сына Лёню.

Потом Рубин не вернулся с заграничных гастролей.

Бабушкин брат Марк Львович, прокурор Азово-Черноморского края (была такая административная единица), в незабываемом 37-м получил "10 лет без права переписки".

 

Отцовский сводный брат (а мой, выходит, дядя) Лёня перед войной сел по хулиганке, из тюрьмы пошел на фронт и погиб в 1942 году.

Как говорится, "там, где мой народ, к несчастью, был..."