March 30th, 2008

Драгунский

правила личной гигиены

ТРИ ГОДА

 

Она не брала деньги без спросу. Она экономила. Ее новый как бы муж был человек безалаберный и щедрый. Все время совал ей купюры – "поезжай на такси, купи себе что-нибудь красивое, пообедай в ресторане". У него водились деньги, и он их не считал. Он не был богатым – она поняла это очень скоро – но по сравнению с жизнью в ее родном N-ске это было, что называется, небо и земля.

Она ездила на метро. Покупала красивые вещи на распродажах. Обедала в дешевом кафе. За месяц удавалось выгадать тысяч десять-пятнадцать.

Она посылала их в N-ск, любимому человеку. Он был режиссер и театральный художник. Талантливый и непризнанный. Они тайком переписывались – из интернет-кафе. Она знала, что все равно к нему вернется.

 

Когда она поднималась по лестнице, у нее сильно билось сердце. Первый раз за три года, наверное.

Открыла дверь своим ключом. Было закрыто на цепочку. Она подергала дверь. Любимый человек отворил не сразу. Он был не один. С ним была какая-то дрянь. Кажется, девуля из местной театральной тусовки. В комнате омерзительно пахло дешевым дезодорантом и вчерашними колготками.

Она ненавидела баб, которые надевают вчерашние колготки. Даже если вчера носили их полчаса. Даже после душа. Считала таких баб неизмеримо ниже себя.

- Что это за дрянь? – спросила она вместо "здравствуй".

- Интересный вопрос, - промямлил любимый человек. – А ты где была три года?

- Что это за дрянь? – повторила она. – Кто она?

- А ты кто? – спросил любимый человек.

- Проститутка, - сказала она, не запнувшись. – Проститутка-дурочка с фантазиями. Из французского кино. Привет, пока.

 

Она не догадалась снять номер до вечера. Гуляла по городу. Проехала на троллейбусе мимо театра. Обедала в ресторане. Звонила в Питер своему как бы мужу. Сказала, что конференция неинтересная, и что она завтра будет дома. Купила обратный билет. За час до отхода поезда была на перроне. Ужасно устала.

 

Когда она ехала с вокзала на такси, ей вдруг стало жарко и липко ногам. Стопам и особенно пальцам. Неудобно согнувшись, она расстегнула ботинки и вспомнила, что на ней даже не вчерашние, а позавчерашние колготки.

- Вы чего смеетесь? – спросил таксист.

- Смешной у нас город, - сказала она. – Но зато красивый.