?

Log in

No account? Create an account

April 18th, 2008

пост пост перепост

десятого ноября 2007 года на этот пост я получил 2 (два) коммента.
интересно, что будет сейчас.
МЕМУАРЫ О МЕМУАРАХ

 

Виктор Шкловский рассказывал:

- Девятнадцатый год. Петроград. Июнь. Ночь. Белая. Иду по набережной какого-то канала. Впереди меня идет человек. Обгоняю его и вижу – Блок! Александр Блок. Набираюсь нахальства, заступаю ему дорогу. "Здравствуйте, Александр Александрович, я такой-то, молодой теоретик литературы, пишу то-то…" слово за слово, и Блок увлекается разговором. Полчаса, потом час, два, три часа. Представьте себе – Петроград, белая ночь. Мосты, каналы, Сенат, Медный Всадник. Мы с Блоком проговорили, наверное, до четырех утра.

 

Слушатели притихли. Дуновение истории. Связь поколений. Вот живой Шкловский – он говорил с живым Блоком.

Наконец, кто-то робко спросил:

- Виктор Борисович, ну, а что Блок говорил?

Шкловский захохотал:

- Да я ему рта не дал раскрыть!

БЕРДИЧЕВ

 

Иван Карамазов хотел "возвратить билет".

Куда, кому? Нет такой кассы возврата. Вот ведь беда – родили человека без его ведома и согласия, иногда просто по нечаянности, а на полном серьезе сдать билет нельзя: самоубийство считается грехом и слабостью.

 

Можно, конечно, закричать:

- Не верю я больше в ваши возвышенные обманы! Ни в Бога не верю, ни в маркиз-де-садовскую Природу, ни в Ницще, ни в Швейцера, ни в само неверие как принцип!

- Ну и пожалуйста, - будет безмолвный ответ тети Зои, то есть мадамы по имени жизнь. - Мне-то что с твоей веры или неверия, у меня почти семь миллиардов таких козлов, и каждого я должна обеспечить своевременной смертью.

 

Поэтому "возврат билета", на мой непросвещенный взгляд, есть одно из двух: либо пошлое красование перед самим собой и узким кругом ближних, от благородного сплина до истерики с битьем посуды и морд; либо же решительная перемена всей жизни. Раздать свое имущество нищим. Продать свое имущество, и на вырученные деньги уехать партизанить в Латинскую Америку.

 

Хотя это не возврат билета, а попытка поменять маршрут. Но выходит, как в старом еврейском анекдоте. "Хаим, ты куда едешь?" Хаим думает: "Скажу, что в Бердичев, он поедет за мной и сломает мне дело, за которым я еду. Скажу - в Жмеринку, он поймет, что я вру, и поедет за мной в Бердичев. О! Я скажу, что еду в Бердичев, он решит, что я вру, поедет в Жмеринку и все будет хорошо... Абрам, я еду в Бердичев!" "Ах, Хаим, Хаим, - отвечает Абрам. - Я тебя вычислил. Ты таки да едешь в Бердичев!"

 

Итак, будем жить в Бердичеве, в городе Эвелины и Оноре,

В этой блестящей столице, в провинциальной дыре,

Не вижу существенной разницы между типами поселений,

Ибо наша планета одинока во всей вселенной.

Что же такое сей мир? Средоточие разума и прогресса?

Или каморка в Шпандау, где гвоздь тоскует без Гесса?

 

К вопросу о деревенской баньке с пауками по углам, каковая и есть вечность. Актуальнее некуда.

 

Вечность по Достоевскому, закопченная баня с пауками,

Или бумажная лента, которую вертит липкими от клея руками

Мальчик по имени Мёбиус – потому что где вечность,

Тут вам и бесконечность.