?

Log in

No account? Create an account

May 8th, 2008

ОТВЕТЫ ИСТОРИИ

 

Это было в начале 1960-х, в пору первых робких вопросов к официальной советской истории.

В купе спального вагона оказались прославленный Маршал Советского Союза и ужасно популярный Народный артист СССР.

Каждый достал по бутылке коньяку. Сообразили закуску. Выпили за нашу армию и за наше кино. Разговорились. И артист спросил:

- А вот скажите, это правда, что перед самой войной были уничтожены лучшие кадры наших военачальников?

Маршал нахмурился и, по маршальской привычке обращаясь на "ты", сказал:

- Ты, значит, так ставишь вопрос?

Но артист был человек неробкий, и сказал:

- Так.

Маршал выпил стопку и сказал:

- Тогда я тебе откровенно скажу: хрен его знает…

Выпили еще. Артист спрашивает:

- А вот говорят, Сталина предупреждали о нападении наши разведчики, а он им не верил, и поэтому такие были трудности и жертвы в сорок первом.

- Так ставишь вопрос? – маршал налил стопку и потемнел лицом.

- Так и ставлю! – храбро сказал артист и сам выпил.

- Я тебе скажу честно: хрен его знает… - вздохнул маршал. И тоже выпил.

Закусили. Но артисту хотелось узнать побольше исторической правды.

- А вот почему, - спросил он, - наших военнопленных считали предателями? Разве это правильно?

- Так, так, так… - маршал сжал кулаки. – Интересные дела. Ты, значит, так ставишь вопрос? Так или не так? Говори! – чуть ли не крикнул он.

- Так! – чуть ли не крикнул в ответ артист.

- Хрен его знает… - вздохнул маршал. – Я тебе как родному говорю.

И оба выпили еще.


А наутро маршал с видимым неудовольствием сказал:
- Знаете, вчера мы с вами (теперь уже на "вы"!) несколько переусердствовали по питейной части… и вы мне всякие такие вопросы задавали, и я, возможно, рассказал то, что говорить не следовало… Надеюсь, это останется между нами.

РУССКОЕ ДАО. 3

 

Собираясь в Москву, сняв, пардон, дачные брюки и надевая городские, я обнаружил в кармане дачных брюк какую-то мелочь, несколько рублевых монет. Я хотел было их переложить в карман брюк городских, но призадумался. Что-то меня остановило.

Я подумал - логично было бы взять эти монетки с собой. Но не обидятся ли дачные брюки, что я их, некоторым образом, осиротил? Лишил привычных металлических кружочков, которые так славно звякали... Значит, их надо оставить. Чтобы брюкам не было обидно. Однако, в таком случае, не станет ли обидно монеткам, которых я лишаю возможности попутешествовать по белу свету?

Как поступить? Где найти правильный ответ?

 

Представим себе, что некий паломник, сломав свой зонтик и убоявшись дождя, вернулся назад с половины дороги.
Прошел ли он весь свой путь?

Если считать что путь – это количество пройденных шагов, тогда – да, разумеется.
Если же пройденный путь предполагает прикосновение к порогу далекого святилища, тогда – нет, разумеется.
Но если небесное дао перенесло этот порог туда, откуда он начал свой путь – тогда вопрос не имеет ответа среди людей.
Как не обладают человеколюбием ни небо, ни земля.
Знающий это, найдет ответ в сущности дао.
Ибо идти или стоять на месте – одно и то же.
Путешествия к дальним святыням – полезны, но необязательны.

Это касается людей и монеток, в равной степени.

Это касается любой перемены мест.

О различии же между пользой и долгом можно говорить с тем, кто познал первые ступени истертой лестницы дао.
И понял, что она есть бабочкин сон.