?

Log in

No account? Create an account

June 3rd, 2008

ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА. 2

 

Моя мама в пятидесятые годы работала в ансамбле "Березка". Она была ведущей программы. В блестящем платье, с косой вокруг головы, такая вот образцовая русская красавица, она выходила на эстраду, скажем, в Афинах, и говорила:

 - Кириес ке кирии, архизуме ти синавлиа кратику хореографику синкротиматос Бериозка!

Наверное, в данном случае перевод не был нужен. И так понятно: начинаем наш концерт.

Если дело было в Каире или Варшаве, она выучивала свой текст на арабском или польском. С помощью посольских работников, а также местных граждан, которые помогали насчет произношения.

 

Когда ансамбль выезжал на заграничные гастроли, с ними ехал "искусствовед в штатском". Это был приятный молодой человек. Собственно говоря, "искусствоведом" его дразнили несправедливо. Потому что он не притворялся журналистом, пишущим о балете. Должность его называлась "ответственный прикрепленный", и он исполнял ее со спокойным достоинством.

Простодушные и бойкие девушки-танцовщицы спросили его (разговор шел в автобусе, бороздившем равнины Нидерландов):

- Ой, а вы правда из МГБ?

- Да, я работаю в органах, - сдержанно ответил он.

- Ой, а расскажите про всякие ваши темные дела!

Молодой человек пожал плечами:

- Какие же это темные дела, если они делаются с ведома государства?

 

Однако настал момент, когда перевод понадобился.

В ресторане девушки-танцовщицы захотели вареной картошки. Официант, дурак дураком, ничего не понимает. Они ему так, этак, а он улыбается, руками разводит и меню раскрывает. А зачем это меню, когда в нем ничего не разберешь? А картошечки хочется, особенно пока худрук и педагог-репетитор в другом автобусе едут. Хоть плачь! Тогда в дело вмешался ответственный прикрепленный.

Пальцем поманив официанта, он громко, раздельно и строго сказал:

- Ot-war-noi kar-to-fel!

Кажется, официант понял.

Но тут причалил автобус с худруком и репетитором.

Девушки с досадою шепнули:

- Отбой с картошкой.

Ответственный прикрепленный крикнул официанту:

- Ne nado!

Ну, не надо, так не надо – подумал, наверное, официант, и понесся навстречу пожилым иностранным дамам, входившим в зал.

future in the past perfect continuous

ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА. 3

 

Так называемый классический инглиш, которому обучали в советской инглиш скул, был какой-то особенный инглиш.

Во-первых, там обращали слишком большое внимание на произношение. Отовсюду слышалось: "Ах, у нее такое произношение! Ох, ему надо поставить произношение!"

В инглиш скул не принимали детей с легчайшими даже не дефектами, а особенностями речи. Чуть шепелявит – все, привет. У нас произношение! Будто в Англии или в Америке не бывает шепелявых, гундосых, заикающихся и проч. Но этого было не прошибить.

Во-вторых, лексика и фразеология была необыкновенная. XVIII века.

Например, одному моему приятелю никто не объяснил, что слово bloody в своем исконном значении ("кровавый") употребляется довольно редко. Так, в исторических сюжетах. А в обычной речи оно означает что-то вроде "чертов". Или даже "хренов".

 

Вот мой приятель в Англии первый раз. Заказывает ужин:

- A bloody beefsteak, please!

Официант растерялся. Отошел. Позвал старшего товарища.

Тот подошел, спрашивает:

- What would you like, pardon me?

Мой приятель повторяет:

- A bloody beefsteak!

Старик-официант понимающе кивает, улыбается, подмигивает:

- With fucking potatoes, sir?

 

Ну, такой вот посетитель. Оригинал. Острослов. Денди, в общем.