?

Log in

No account? Create an account

August 21st, 2008

ПАНСИОН "МОЦАРТ"

 

Четвертую неделю он сидел за столиком на террасе и смотрел на курортную толпу. Странно, как по-разному выглядят молодые и пожилые пары. Девушки – такие тонкие, с нежными умными лицами, а парни такие вульгарные, потные и плохо побритые, любители пива и футбола. И наоборот: красивые благородные старики, а с ними – тяжелые мещанки с глупыми прическами.

Он понял, что означают эти мысли, и громко засмеялся.

К нему тут же подошла официантка. Блондинка с натруженными от постоянной улыбки скулами.

Он отмахнулся:

- Danke, danke

- Ладно, - сказала она. – Или чаю принести?

- Соотечественница? – хмыкнул он. – Что, поговорить не с кем?

- Это вам, по-моему, не с кем поговорить.

- Ну, садись, поупражняем великий-могучий.

- Здесь неудобно.

- Тогда заходи вечером. Жениться не обещаю, но на зимние сапожки заработаешь.

- Экой вы, барин, шаловливой, – сказала она, показывая свою непростоту.

 

Однако пришла. Вошла в незапертую дверь.

- Сапожек не надо, – сказала она. – Здесь зимы толком не бывает. А я вас сразу узнала, вы были депутатом, да? – он кивнул. – По телевизору выступали. Я даже в вас влюбилась. На целых полчаса, наверное. Когда вы министру этот вопрос задали, помните? По всем каналам сто раз повторяли.

- В меня тогда все влюбились. На полчаса. А потом глухо.

- Ничего! – сказала она. – Мы еще про вас услышим!

- Не думаю. Понимаешь, меня понесло волной. Вынесло наверх. Потом волна схлынула, и я обратно с нею. Как соринка. Слушай, что тебе надо?

- Я смотрела вас по телевизору и думала: вот умный человек, он бы мне все рассказал. Как жить и вообще. И вот такая встреча.

Она села на подоконник. Окно было открыто. Пятый этаж. Снизу слышна была музыка и журчание толпы: пансион "Моцарт" стоял на самой эспланаде.

- Тогда уж лучше жениться, – он встал с кресла, подошел к ней.

- Я тоже соринка, – сказала она. – Кому нужны две соринки?

- Мне, - сказал он.

- А мне – нет.

Она это очень твердо сказала.

- Тогда спой мне песенку! – заорал он. – Про бедных маму-папу! Про богатых красивых подружек! Про учителя, который тебя трахнул в девятом классе! Давай!

- Двести евро, барин! - осклабилась она. – И все ваши самомалейшие желания будут неукоснительно исполнены! Только не обманите девушку. А то у меня тут друзья. Могут заступиться, в случае чего.

На секунду он захотел получить все, что полагается на двести евро. Но испугался, что убьет ее, и сказал:

- Ты лучше иди. Сколько за пустой вызов? Полтинника хватит?

- Ладно, ерунда, – сказала она, не двигаясь с места.

- А твои друзья тебя не накажут?

- Я пошутила! – захохотала она. – А вы поверили и испугались?

 

Зря она смеялась, конечно. Тем более – сидя на подоконнике.

Его судили по законам той страны. Больше о нем никто никогда ничего не слышал.