?

Log in

No account? Create an account

September 9th, 2008

l'education sentimentale

БРЕМЯ ЖЕЛАНИЙ

 

Время, когда формировались наши желания, было скверным во многих смыслах. Очень скверным было отношение к женщине. И особенно – к "матерям-одиночкам" и "разведенкам с ребенком".

Это была тяжелая социальная стигма, в которой смешивались ненависть, презрение и жалость. Женская ненависть к гулящей, которая может переманить или просто соблазнить мужа, презрение к неумехе в житейских делах, жалость к одинокой беднячке.

Плюс к тому мужское представление о сексуальной доступности таких женщин. Все в одном наборе.

Мало этого. Мать-одиночка в свидетельстве о рождении ребенка в графе "отец" обязана была ставить прочерк. То есть на дитя любви ставилось официальное клеймо безотцовщины. И все эти беды – из-за того, что родила от Ивана Ветрова, как говорят в народе.

 

А с другой стороны, общество, столь жестоко каравшее мать-одиночку и разведенку с ребенком, не собиралось жалеть и вышеуказанного Ивана Ветрова.

Поиск, изобличение и наказание "алиментщиков", а также многоженцев, брачных аферистов и просто донжуанов в 1960-е годы стал общенародной кампанией (возможно, взамен прежней охоты на вредителей и прочих врагов народа). Названия двух самых знаменитых газетных фельетонов на эту тему – "Пещерный папа" и "Порхающий подлец" – говорят сами за себя.

 

С третьей стороны, если поиск алиментщиков был национальной охотой, то уклонение от уплаты алиментов стало своего рода национальным спортом – как в рыночную эпоху уклонение от уплаты налогов. "Алиментщик" (то есть уклоняющийся от уплаты алиментов) звучало как "разбойник" – пусть не очень благородный, но...

Но разбойникам почему-то всегда сочувствуют.