?

Log in

No account? Create an account

September 27th, 2008

семейный роман

МИРА БЛЮМ


- Меня назвали Мирой в честь бабушки. Моя бабушка – Мира Блюм.

- Да, я понимаю.

- Нет, вы не понимаете, - она облизнула тонкие сухие губы. – Вы, наверное, думаете, что я еврейка? Ну, сознайтесь!

- Нет, не думаю, - сказал я.

- А почему?

- Я вообще не думаю про национальность.

- Врете, врете, врете! – она соскочила с кресла и на одной ноге обскакала его вокруг, потом снова уселась и вытянула ноги, уперев их в перекладину моего стула.

Я чуть отодвинулся. Разговор шел на террасе дома отдыха.

- Ой, какие все кругом благовоспитанные! – захохотала она. – Нет, я правда не еврейка. Это тайный псевдоним. Что значит имя Мира? Не Мирра, город, и не миро, церковное масло, а просто Мира? Даю подсказку – у болгар есть имя Мирка, вы образованный человек, должны знать. Знаете?

- Знаю. Мирка – это Ирина. Ирина по-гречески "мир".

- Угадали, ура! А Блюм – цветок по-немецки. Поняли?

- Ира Цветкова?

Она придвинулась ко мне, ее глаза налились слезами.

- Не Ира Цветкова, а Ирина Цветаева. Дочка Марины Цветаевой, – прошептала она.

- Кто дочка? – тоже тихо спросил я.

- Бабушка дочка. А я правнучка. Говорят, Ирина Цветаева умерла в детдоме. Ложь! Ее удочерили другие люди. Они знали, кто она, и на всякий случай дали секретное имя – Мира Блюм. Но кто знает, тот сразу понимал. Бабушка вышла замуж за татарина. Они жили в Елабуге. У них дочка родилась тридцать первого августа сорок первого года… Прямо в соседнем доме, в тот же день и час.

- Да, интересно, – сказал я, вставая со стула. – Меня тут ждут, простите.

- Он погиб на войне – быстро говорила она, – они не были расписаны, и бабушкина дочка тоже стала Блюм. Сашенька Блюм, моя мама. Я все время Маринкины стихи читала, и письма, и мемуары про нее, у меня вся комната в этих книжках. Она бездарная была, уродка, полоумная, и блядь дешевая. И сестра ее тоже, старая сука. И Ариадна тоже. Жоржика жалко, а эти бабы три суки. Как будто Ирины вовсе не было! Когда я все поняла, я фамилию отца на мамину переменила, и снова стала Мира Блюм.

- Что поняли? – неизвестно зачем переспросил я.

- Что Мира Блюм на самом деле Ирина Цветаева. Маринкина дочка.

- Видите ли, у детей Марины Цветаевой все-таки была фамилия Эфрон, – осторожно сказал я. – Муж Марины Цветаевой и отец ее детей был Сергей Эфрон. Они носили его фамилию.

- Без вас знаю! – презрительно сказала она. – Ну и что?

 

А ведь и в самом деле – ну и что?