?

Log in

No account? Create an account

October 25th, 2008

разговоры запросто

ВЕЧЕР ПАМЯТИ

 

Кто-то заболел, кто-то был за границей, кто-то в санатории. А лучший друг и соратник, генерал-полковник-инженер Ярослав Петрович Тарасов, этим утром скоропостижно скончался от инфаркта.

Никто не пришел отметить девятую годовщину смерти академика NN. За большим безлюдным столом сидели вдова и сын покойного. Еще была одна девочка, Оля Карасевич, дочка Генриетты Марковны, его многолетней лаборантки и ассистентки. Она пришла вместо мамы.

- Слава Тарасов даже не позвонил, – сказала Римма Викторовна, вдова. – Не можешь прийти, так хоть позвони! Объявись!

- Разные бывают обстоятельства, – сказал Алеша, сын. Он знал, что Тарасов умер, но не хотел сейчас об этом говорить. – Не злись, пожалуйста.

- Твой отец вытащил его из Омска. Дал целый отдел в своем институте!

- Все, все, все. Давайте лучше выпьем, – Алеша стал разливать. – Помянем.

- Да, – подняла рюмку Оля. – Выпьем за светлую память Анатолия Ивановича, большого ученого и прекрасного человека.

- Не чокаются, – предупредила Римма Викторовна.

Выпили. Разложили закуску.

- А почем ты знаешь, какой он был человек? – с набитым ртом спросил Алеша. – Не люблю весь этот пафос, извини. Вообще отец был сложный человек.

- Я его прекрасно помню, – сказала Оля.

- Вот как? – подняла брови Римма Викторовна.

- Он приходил к нам в гости, – сказала Оля. – Приносил маме всякие подарки. Мне дарил игрушки и конфеты.

- Анатолий Иванович был добрый, любил детей, – сухо сказала Римма Викторовна.

- Вот я и говорю: прекрасный человек, – сказала Оля.

- Выпьем еще, – сказал Алеша.

- Детки, у меня разболелась голова, – сказала Римма Викторовна. – Пойду прилягу.

 

Посидели, поболтали. Алеша открыл дорогой старый коньяк, рассказал, что это еще отцу подарили во Франции. Попробовали. Ничего особенного.

Он обошел стол, сел рядом с Олей. Положил руку на спинку ее стула.

- Наверное, смешно звучит, - сказал он. – Ты мне нравишься. Очень.

- Ты мне тоже, - сказала она. – Ничего смешного.

- Дай я тебя поцелую.

- Целуй, - сказала она и протянула ему руку.

Он притянул ее к себе, обнял. Она стала отбиваться, чуть не упала со стула. Вырвалась, отбежала к двери. Он подошел к ней, переводя дыхание. Схватил за плечи.

- Лешенька, проснись! - крикнула Оля. – Я же твоя сестра, ты что?

- Врешь! – закричал он.

 

На крик вошла Римма Викторовна.

- Мама, ты слышала? Мама, она врет? – спросил он.

- Прекрати, – сказала Римма Викторовна. – Олечка, он вам нравится, вы ему тоже, вот и хорошо, и выбросьте из головы эти глупости. Никакая вы ему не сестра. Я родила его от Славы Тарасова. Который даже не позвонил сегодня.