?

Log in

No account? Create an account

November 14th, 2008

удорожание кредитов

НЕ В КАССУ

 

Она честно сказала мне:

- Прости, я виновата, но я люблю другого человека.

Почему-то эти слова меня рассмешили.

Наверное, я пытался скрыть свою растертость в порошок.

- Человека? – захохотал я. – Слава богу! Я боялся, что козла. Или павиана.

Она серьезно повторила:

- Я виновата, прости меня, – но вдруг добавила: – А может, я как раз ни в чем не виновата? Я полюбила другого, что я могу поделать? Неужели ты хочешь, чтобы я тебе лгала? И пересиливала бы себя?

- Мы не венчаны, – насмешничал я. – У нас нет детей. Ты не обязана лгать и пересиливать. Красивое слово – лгать. Какая ты выспренняя, честное слово. Проще выражаться можешь?

Хотя куда уж проще.

- До свидания, – сказала она.

- Пока, – сказал я. – Не скучай. Звони, если что.

 

Как у нее легко получается, – думал я. – Какой божественный цинизм под маской искренности! Полюбила другого, и все тут. Но ведь верно, она не обязана, она не жена мне. А если бы она была женой, то еще хуже. Она бы врала и притворялась, и бегала бы к этому другому человеку, и я все равно был бы в дерьме, ушла бы она от меня, или бы осталась в конечном итоге, по зрелом, так сказать, размышлении – муж, дети… Ужас какой.

Я ничего не понимал. Но я чувствовал себя обманутым вкладчиком, хотя таких понятий тогда еще не было. Никаких пирамид и фондов, ничего, кроме сберкасс и облигаций государственного трехпроцентного займа. Но я точно такими словами подумал и даже вслух сказал одному приятелю. Что вот я огромный кусок жизни в нее вложил – и меня обманули. Как вкладчика в жуликоватом банке. Бедняга копил, складывал, носил денежки через два дня на третий, мечтал о чем-то, а ему раз – и все, привет-пока, банкрот-с!

- А может быть, ложный банкрот, – сказал я. – Даже скорее всего.

- Может быть, – сказал приятель. – Она, конечно… ты не обидишься?

- Что ты! – сказал я. – Поганка она.

- Я не про то, – сказал он. – Обзови ее как хочешь. Но она все равно не сберкнижка, понимаешь? Человек не сберкнижка. Обиделся?

- Что ты! – сказал я, хотя на самом деле очень обиделся.

Но не хватало мне еще с лучшим другом поссориться. Вдобавок ко всему.

Поэтому я решил солгать и пересилить.

- Да, да, – задумчиво сказал я. – Наверное, ты прав, в сущности…

И быстро перевел разговор на другую тему.

 

Конечно, он был прав. Я это довольно скоро понял.

Человек – не сберкнижка. Но и сберкнижка не человек, тем более.

Ничего личного, сэр. Кризис. Удорожание кредитов. Акционеры выводят активы. Санация финансового рынка. Так что…

Так что вот. Играем дальше.