?

Log in

No account? Create an account

November 30th, 2008

based on a true story

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ

 

Жил-был художник один.

То есть он жил, конечно, не один. У него была жена и любовница.

Вернее, так. Любовница была его фактической женой. Гражданской, как принято говорить. Он жил с ней много лет. До самой смерти – под одной крышей. Но с прежней супругой по каким-то загадочным причинам не разводился.

 

Он часто путешествовал – то по Европе, то на этюды. И писал своей жене письма. Своей фактической жене, я имею в виду.

Конечно, в этих письмах были разные милые нежные слова. Как он ее любит, как скучает без нее, что он ей купил и везет. Но, кроме того, он писал о своих творческих исканиях, о работах друзей, о судьбах искусства, о городах, в которых был, описывал разные памятники архитектуры и картины старых мастеров. Выставки, общение с зарубежными собратьями по живописному цеху. А когда он уезжал на этюды, то писал о родной природе, о русской деревне, о простых людях, с которыми общался.

В общем, эти письма представляли собою, уж простите за канцелярский слог, немалый культурный интерес. Тем более что писал их известный художник.

Поэтому, когда он скончался в почтенной старости, его фактическая жена – адресат этих писем – через некоторое время решила их издать.

Отдельной книгой с иллюстрациями.

Все уже было готово.

 

Но об этом прослышала его законная жена.

Через своего адвоката она наложила запрет на публикацию.

Потому что она была единственной наследницей авторских прав.

Письма как материальный объект были собственностью фактической жены.

Никто не пытался их у нее отнимать.

Но письма как текст были собственностью законной жены.

Никто не мог опубликовать их без ее разрешения. Ну, и без уплаты гонорара.

Она, естественно, не хотела, чтобы эти письма, где он называет другую женщину разными нежными словами, были напечатаны. Чтобы люди узнали, кого ее законный супруг на самом деле любил, кому адресовал свои размышления о высоких материях.

Впрочем, все об этом давно знали.

Но книга так и не вышла.

Ждать надо 70 лет, кажется.

based on another true story

НА ЗЕМЛЕ ВЕСЬ РОД ЛЮДСКОЙ

 

У одного человека оказалось два наследника. Совершенно равноправных.

У каждого на руках было завещание: "Все мое имущество завещаю такому-то".

Подпись. Год, месяц, число и даже час. Шестнадцать тридцать, если угодно.

На завещании ставят точное время. Потому что последующее завещание отменяет предыдущее. Даже если человек сделал его буквально тотчас же.

 

Итак, было два завещания. С одинаковым временем. С точностью до минуты. Правда, нотариусы были разные. Но никто – ни сами нотариусы, ни возможные свидетели – не мог сообщить, какой нотариус посетил этого господина раньше.

Возможно, оный господин решил так пошутить. Но это не важно.

Важно, что наследники схлестнулись. Наняли адвокатов.

Каждый стремился доказать, что именно он и есть тот самый единственный законный претендент. А второй – самозванец, уговоривший старика подмахнуть неизвестно что. Или, хуже того, подкупивший нотариуса.

В конце концов, сами адвокаты взмолились: "Господа, решите дело миром! Поделите это наследство пополам, и разойдитесь друзьями".

Но каждый из наследников говорил:

- А какого черта?! Я имею право получить всё – и я получу всё!

 

Тут есть одна тонкость.

Если бы на кону стояла однушка в хрущевке, упорство соперников можно было бы понять и оправдать: хочется иметь реальную вещь, а не на глазах тающую от инфляции "одну вторую в денежном выражении".

Но в данном конкретном случае наследство составляло более десяти миллиардов (в скобках цифрами – 10.000.000.000) условных единиц. То ли долларов, то ли евро.

Если бы наследники разделили куш, каждому бы досталось, после всех налогов и прочих издержек, примерно по четыре миллиарда.

Это очень большая сумма. В надежный банк под самый скромный процент – это сто двадцать миллионов в год. Просто так. Не шевеля пальцем. Это вилла и яхта, личный самолет, слуги в ливреях – сверхроскошная жизнь сверхбогатого человека. Для себя, детей, внуков и правнуков.

Подумайте хорошо, господа. Чем годы тратить на тяжбы и экспертизы. А?

Но нет.

Каждый из наследников говорил:

- А какого черта?! Я имею право получить всё – и я получу всё!

Понимаете?

Всё!