?

Log in

No account? Create an account

December 5th, 2008

die Entfremdung, отчуждение

ЛУИЗА И МАРКСИСТ

 

- Кто я? Пролетарий топ-менеждерского труда. Отчужденный работник, по Карлу Марксу. Я ненавижу азотные удобрения. Вернее, мне на них наплевать. Нормальному человеку так жить нельзя.

- Почему нельзя? – спросила Луиза фон Гликберг на хорошем русском языке.

- Потому что я хочу работать, а не зарабатывать деньги! – сказал ее муж Гриша Зябликов; они познакомились в Мюнхене шесть лет назад, а поженились в прошлом году. – Хочу делать то, что нравится. Что увлекает. Что для меня имеет какой-то личный смысл, в конце концов! А я тупо зарабатывал деньги, и все. Тем более что это не такие уж огромные деньги. Тоска.

- Нам разве не хорошо жить? – осторожно спросила Луиза.

Гриша прошелся по комнате. Скинул пиджак. Остановился у окна.

Луиза встала с дивана, подошла к нему.

- У тебя что-то случилось, – сказала она.

- Ерунда, – сказал он.

- Но скажи мне. Я твоя жена.

- Лу, – сказал Гриша, не поворачиваясь. – Я больше не заместитель директора.

Луиза отошла от него и снова села на диван.

- Сегодня? – спросила она.

- В пятницу, – сказал Гриша и всхлипнул.

- Почему ты молчал? Но я понимаю. Это тяжело. Но мой любимый! – она снова подбежала к нему, обняла сзади, прижалась лицом к его затылку, зашептала: – Но мы вместе! Ты найдешь работу!

- Сейчас кризис, - сказал Гриша и снова всхлипнул.

- Ничего. Не надо плакать. Мы вместе!

- Лу! Ты не дослушала! – он повернулся к ней; он не плакал вовсе, а едва сдерживал радостный смех:  – Луша, какая ты у меня хорошая! Да, я больше не зам директора. Я теперь генеральный директор. В пятницу было решение.

Луиза отступила на полшага:

- Ты хотел узнать, что я буду говорить, если ты уволен? Ты хотел меня испытывать? Это очень плохо.

- Зато очень много денег, – сказал Гриша. – И всякие бонусы.

- За то? За что?

- Прекрати, – сказал Гриша. – Хватит.

- Хорошо, – кротко кивнула Луиза и улыбнулась. – Может быть, пойдем ужинать в ресторан? Такое событие в твоей карьере.

- Пойдем! – засмеялся Гриша и добавил: – Да, братцы. Все по Марксу. Эх, борода!

- Я тебя один раз простила, – сказала Луиза и вышла из комнаты. – Хватит.

Гриша надел пиджак, проверил в кармане бумажник, подождал немного. Пошел в прихожую. Луиза была уже в шубке и сапогах.

- Готова? – спросил он.

- Да, - сказала Луиза. – Это развод.

- Куда ты пойдешь одна и без ничего? – растерялся он.

- У меня все с собой, - она подхватила небольшой, но и не маленький чемодан.

- Так-так. Значит, заранее все приготовила? Какая же ты подлая.

- Я предусмотрительная. Моя мама четыре раза разводилась.

- Почему? – спросил Гриша.

- Потому что она была слишком хорошая жена.