?

Log in

No account? Create an account

December 11th, 2008

АНГЕЛОЧЕК

 

- Какой он ласковый был, – сказала Таня Сафонова, глядя в потолок.

На потолке по косому квадрату света плясали темные полосы: голые ветки обмахивали яркий фонарь; Сафоновы жили на третьем этаже; было четыре часа ночи; из колонии написали, что заключенный Сафонов Кирилл скончался в исправительно-трудовой колонии номер такой-то.

- И красивый такой, беленький, – сказал Алик Сафонов, лежа рядом с женой.

Таня заплакала.

Потом перевернулась на живот.

- Он сначала такой был, – зло сказала она, – пока семь лет не исполнилось. А потом в родном доме воровал. Тупой к тому же. Двоечник.

- Да, - вздохнул Алик. – Сколько мы подарочков носили учителям, страшное дело.

- Жалко? – спросила Таня.

- Стыдно, – сказал Алик. – У таких родителей такой сын.

- Кирилла тебе жалко? – уточнила она.

- А тебе?

- Не знаю, – сказала она. – Давай ребеночка из приюта возьмем.

- Давай, – сказал Алик.

- Вечно ты со всем соглашаешься! – она заплакала снова.

 

Ребеночка, однако, взяли. Мальчик был уже большой – три годика с половиной. Но очень приятный. Смугло-бархатная кожица, как у Алика. И светлые, почти белые кудряшки – как у Тани. Глазки голубые. Ласковый. Стоит, голову задрал и улыбается приемным родителям. Говорит хорошо. Аккуратный. Сам кушает, не проливает. На горшок ходит. Ангел, а не мальчишка.

 

Сафоновы радовались; мальчика назвали тоже Кириллом; казалось, судьба наконец пожалела их. Но прошел год, потом два. Потом еще, еще.

Мальчик не рос. Ни в высоту, ни умом. Оставался ласковым малышом беззаботного детского возраста.

- Обратно не отдам! – сказала Таня.

- Его и не возьмет никто, - сказал Алик. – Ему уже восемь лет по документам.

Они перестали звать гостей. Продали квартиру и переехали на дачу, за высокий забор.

 

Однажды мальчик заболел. Первый раз за все время. Температура и кашель. Они боялись вызвать врача. Советовались в аптеке, брали разные таблетки. Не помогало. Мальчик стал задыхаться.

- Лучше так, - сказала Таня. – Мы умрем, что с ним будет?

- Дура! – крикнул Алик и вызвал скорую.

Приехал фельдшер, седой рябой мужик.

- Довели ребенка, - сказал он. – Под суд бы вас. Отек легких. Боюсь, не довезу.

Таня упала на колени.

- Встаньте, бабушка, – сказал фельдшер. – Слезами не поможешь. Сафонов Кирилл. Когда я на зоне служил, помирал у нас один Сафонов Кирилл, злой был вор, а смешной. Все говорил, что это не он золотые вещи из дома воровал.

- Неважно все это, – сказал Алик.

- Расскажите! – крикнула Таня.

- Не пойму я вас. Ну, закутали ребеночка?

Но в детской кроватке никого не было.