?

Log in

No account? Create an account

December 31st, 2008

рассказ моего приятеля

В ПЕРВЫХ ЧИСЛАХ ЯНВАРЯ

Мой товарищ NN рассказывал:
«Была у нас на курсе девочка по прозванию Бледная Клара. Из Вильнюса. Удивительно некрасивая, с бескровным лицом, белесыми волосами, бесцветными глазами и острыми клычками. Хотелось потрогать их пальцами, ощутить легкий укол.
Однажды я позвонил Бледной Кларе (была куча общих друзей-подруг, и на квартире одной такой подруги она проживала в тот момент) - позвонил и сказал: "Кларочка, не откажи в любезности, мне сегодня, представь себе, негде ночевать". Что было отчасти правдой. Она сказала: "Пожалуйста, но ко мне должна зайти приятельница с кавалером, но это ничего".
Ничего так ничего, я прихожу, мы пьем чай, и получается интересная штука: у меня были чудесные женщины, умницы и красавицы, и со всеми я расходился. Но вот сидит передо мной Бледная Клара, похожая на утопшую ундину, тихая, неважно одетая — и душа моя переполняется желанием и нежностью. "Клара, - говорю я ей. - Ты мне очень нравишься. Ну, иди сюда, ну, скорее..." "Ты уверен?" - спросила она. Я схватил ее за руки и зашептал слова любви. Вот оно, счастье мое, с вялыми локонами вдоль бледных щек. С острыми зубками и толстыми ножками.

Но тут раздался звонок. Гости пришли. Какой-то красавец, а с ним - звезда и чудо нашего факультета Галя Z. Прекрасная, как я не знаю кто. Я неожиданно для себя стал задирать ее кавалера. Он сносил мои грубые шутки терпеливо. А Галя хохотала и сверкала зелеными глазами. Но вот гости ушли. Я пересел от стола на диван, потом улегся, закинув руки за голову. В окне было видно, как усы троллейбуса искрят по проводам - был сырой январь, буквально первые числа. И я почувствовал, как все мои нежные мысли про Бледную Клару исчезают. Мне стало стыдно. Особенно когда она вошла, села рядом, а потом прилегла и стала ко мне принеживаться.
- Кларочка, - сказал я. - Прости меня. Я говорил разные слова. Не обращай внимания.
- Ладно, - сказала она, - Полежим тихонько. Слушай, что я могу для тебя сделать? Ты мне тоже нравишься. Ну, не тоже, а просто. Давно нравился. Ну, говори, говори.
- Обещаешь?
- Обещаю.
- Тогда вот, - сказал я. - Тогда завтра позвони Гале Z и скажи, что я в нее влюбился. Что я хочу на ней жениться.
- Я обещала, - сказала она. - И я сделаю. Ну, встали... Или поспишь?
- Встали, - сказал я.
Через два дня Бледная Клара позвонила и спросила, под каким соусом устроить мне встречу с Галей. Соус нашелся - какие-то редкие книги. Галя пришла за этими книгами ко мне домой. И ушла через тринадцать месяцев. Но это уже другая история.
А недавно я встретил своих вильнюсских друзей и спросил про Бледную Клару. Оказалось, она потом вернулась в Вильнюс, а там познакомилась с каким-то пожилым и хворым шведом. Обвенчалась с ним, поехала в Швецию, скоро овдовела, немножко преподавала, потом вышла на пенсию, и теперь живет тихой шведской старушкой то ли в Упсале, то ли в Гетеборге. Странная штука жизнь», - вздохнул мой приятель NN.

- Ничего странного, - сказал я. - На себя посмотри: тихий московский старичок.
Он засмеялся, но несколько принужденно.