?

Log in

No account? Create an account

January 5th, 2009

СУДЬБА

Надоело рассказывать о людях несчастных, с несложившейся судьбой; о людях, живущих в бесплодном биении о неприступные твердыни жизни.
Давайте-ка лучше обратим взор на людей удачливых и дерзких, которые приручили судьбу. Позвали ее к себе, и она приехала, хлопнув автомобильной дверцей внизу, стукнув дверью парадного и звякнув лифтом, и вот звонок в дверь, судьба идет, она скидывает в прихожей свой песцовый жакет - о, полярное сияние судьбы! - и, окруженная тающим облачком мороза, входит и садится в кресло.
Она ищет в сумочке сигареты, и выкладывает на стол тугой кошелек с торчащими золотыми кредитками и пропусками в элитарные клубы, и целую гирлянду ключей: от квартиры и дачи, и еще от дома одной подруги-латышки, она сейчас в Америке надолго, у нее небольшой двухэтажный особняк на рижском взморье.
Вот она находит сигареты, я такой марки не знаю, плоские и длинные, без фильтра, в жестяной коробочке с вензелями.
Окутав медовым курением дом, она сидит, без стыда и кокетства выставив сладкие колени и нежные икры, наполовину прикрытые лайковыми голенищами коротких сапог, и я верю, что человек сильный и смелый имеет право на такую судьбу.
Да, но нужно на стол что-нибудь поставить. Полбутылки коньяку, апельсин, конфеты.
Она смеется. Вообще-то сегодня она не успела пообедать. Мы идем на кухню.
Ест она с аппетитом, нежные желваки ходят по ее пушистым вискам, и я наливаю ей четвертую рюмку.
Она глядит на меня ласково и печально, и вдруг встает и шагает к двери, мне страшно, что судьба опять уйдет от меня, ускользнет, насмеется, но я заступаю ей дорогу, я беру судьбу в свои руки, за плечи, за талию, я никуда ее не отпущу, и она, прижавшись ко мне, щекотно шепчет прямо в ухо, что ей... ну, в общем, на секундочку, на одну секундочку...
Да, да. Я слышу шипение душа и журчанье воды. Бегу в комнату, быстро стелю постель, гашу верхний свет и включаю настольную лампу, отвернув ее к стене для полумрака. А на столе, верным знаком присутствия судьбы, лежат ее кошельки, визитницы и волшебные связки ключей.
В ванной все еще журчит вода. Я возвращаюсь на кухню, сажусь на табурет, и злюсь, что так долго. Неблагодарный! Сколько лет ты ждал своей судьбы, ждал трепетания ее мощных крыл над своей головой, и вот теперь не можешь подождать еще полминуты?
Через полминуты приоткрывается дверь ванной. Она просит чуточку не выходить из кухни и пробегает в комнату.
В ванной на никелированных трубах сушатся ее трусики и колготки. Сапоги стоят в углу, чтобы брызги не долетели. Умываюсь. Потом иду к ней.
Настольная лампа все так же горит, повернутая к стене, но нет на столе ни парижской сумочки, ни ключей — ничего нет, а есть только пластиковый пакет, а в этом пакете общая тетрадка, учебник английского, пачка "Житан" и зажигалка.
А она - спит. Спит, положив ручки под щечку, отяжелев от полной тарелки макарон с сыром, разморившись от коньяка, распарившись от горячего душа. Спит, дыша глубоко и чисто, и радужный пузырек в уголке ее улыбчивых губ возникает и лопается на вдохе.
Судьба моя, это ты?