?

Log in

No account? Create an account

February 17th, 2009

легенда номер три

КОЛЛЕКЦИОНЕР

- Я вам звонил, я насчет Матвеева.
- Да, добрый день, - сказала немолодая женщина, впуская хорошо одетого старика в прихожую. - Вот, плащ можете сюда. Идемте.
Они вошли в большую темноватую комнату.
- Вот, - она показала на картину, стоявшую на комоде.
- Вижу, вижу... - он взглянул издалека, потом подошел, взялся двумя пальцами за раму, посмотрел на холст с тыльной стороны. - А почему вы думаете, что это подлинный Матвеев?
- Смотрите, какой синий цвет! - подал голос мужчина с дивана. - Настоящий матвеевский синий. Если вы коллекционер, должны понимать.
- Да при чем тут цвет? - сказала женщина. - Эта картина у нас уже лет сорок, даже больше... Я дочь его жены.
- От второго брака? - спросил старик.
- Да, разумеется, - она пожала плечами.
- Его жену звали Лидия Феликсовна, если вам интересно, - сказал мужчина. - Матвеев женился на ней по расчету. Она была старше его на восемь лет. Зато дочка академика вот с такой квартирой, - он повел руками вокруг. - А Матвеев был никто, ему было негде жить, непризнанный гений из провинции.
- Ишь ты! - удивился старик.
- Это мой муж, я вас не познакомила, - сказала женщина.
- Понятно, - сказал старик.
- Матвеев ушел от мамы в шестьдесят пятом, - сказала женщина. - Как вам картина?
- Почему продаете? - спросил старик.
- Странный, немножечко бестактный вопрос, - усмехнулся мужчина. - Сейчас Матвеев хорошо идет. Потому что умер. Он ведь умер в лагере, в восемьдесят третьем. Не дожил до демократии.
- Ты что! - сказала женщина. - Это легенда. Он вышел на свободу и умер где-то на юге, под Краснодаром. В полном одиночестве. В забвении и бедности. А потом Карабанов написал про него книгу, читали?
- Читал, - сказал старик. - Много вранья в смысле биографии. Матвеев любил свою жену без всякого расчета. Он вообще не умел рассчитывать. Не сам ушел, а она его выгнала, потому что устала от богемных штучек. Не в шестьдесят пятом, а в шестьдесят седьмом, что особенно смешно. Потом его арестовали за подпольную выставку. Стал сотрудничать с гэбэ. Освободился довольно скоро. Вернулся в прежнюю компанию, стучал на друзей. Из-за него посадили Самохина и Клугмана. Был в полном доверии начальства. Его даже за границу выпустили в составе делегации, в Англию. Тут же сбежал, сукин сын. Жив и прекрасно себя чувствует.
- Еще одна легенда, - сказала женщина. - Вы картину будете покупать?
- Нет, - сказал он. - Не буду. Это не моя картина.
- В каком смысле? - не поняла она.
- Это не я писал, - сказал старик, надевая плащ. - Это Костя Клугман. Всего вам наилучшего. Я, кстати, в семидесятом заходил, за месяц до посадки, но ты не помнишь, конечно же.

Он вышел из арки на улицу и пошел к стоянке такси. Вдруг идти стало очень легко, даже удивительно. Он засмеялся, обернулся и увидел на тротуаре свое мертвое тело.