?

Log in

No account? Create an account

May 19th, 2009

СИЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА

Виктор Иванович заново учился принимать ванну и душ. Он взбивал пену, погружался в нее, разгонял пузыри и фыркал, потом становился под теплый щекотный дождик, потом вылезал на кафельный пол, кутался в махровую простыню и шлепал в комнату. Подходил к окну, смотрел на Манеж и кремлевскую стену.
Была осень 1956 года. Он отсидел всего десять лет из выданных двадцати пяти. Ему выплатили много денег. Дали новую звезду, за высидку лет, как он пошутил в уме. Дали квартиру в новом доме на Ленинском проспекте, но там еще работали маляры, так что пока он жил в гостинице "Москва". Ходил обедать и ужинать в ресторан, приучаясь пользоваться вилкой и ножом, чайной ложечкой и лопаткой для рыбы.
А потом, воскресным утром, надел только что пошитый мундир с золотыми погонами и широким галуном, взял такси и поехал на Большую Черкизовскую. К себе.
Но на всякий случай позвонил из автомата напротив.
Она тут же взяла трубку. Как будто ждала.
- Нина, - сказал он. - Это Витя.
- Сейчас, - сказала она. Он слышал в трубку, как она прошла к двери, плотно ее закрыла и снова вернулась к телефону. - Да, здравствуй.
- Нина, мне вернули честь и свободу. Я здесь. У дома.
- Ах, как торжественно звучит, - тихим низким голосом сказала она. - Один раз ты уже сломал мою жизнь, вот этими разговорами, про победу и свободу. Оставил беременную, нищую, жену врага народа. Не смей ломать мне жизнь еще раз.
- Нина, - сказал он, - кто у нас родился?
- У меня родился сын, - сказала она. - У нас с мужем растет сын.
- Нина, я хочу его увидеть, я умоляю тебя...
- Хорошо, - сказала она, помолчав и подумав. - Зайдешь через пять минут. По часам, понял? На две минуты. Но дай мне честное слово.
- Честное слово офицера, - сказал он.
- Через пять минут, понял? - и повесила трубку.
Из подъезда вышел человек в наспех надетом плаще. Сел на лавочку у подъезда, развернул газету и стал читать.
На лестнице почти не пахло кошками, хотя какая-то Мурка мягко шла по щербатым ступенькам.
Дверь была недавно покрашена. Номерок сменили.
Он позвонил. Послышался детский топот. Десятилетний мальчик отворил и закричал:
- Мама, к нам генерал пришел!
- Вам кого, товарищ генерал? - спросила Нина, выйдя в прихожую.
Она была очень красива, особой красотой много переживших, но не сдавшихся женщин. Мать семейства. Хозяйка дома. Ценный специалист на работе. И возлюбленная вон того гражданина, который сейчас сидит на лавочке и читает газету.
- Простите, - забормотал Виктор Иванович, не сводя глаз с мальчика и придумывая какую-то ерунду: - А, простите, полковник Перфилов здесь проживает?
- Нет, - сказала Нина. - Вы ошиблись адресом.
- Да, наверное, - сказал Виктор Иванович и нагнулся к мальчику. - Как тебя звать?
- Коля.
- До свиданья, Коля! Дай пять! Расти большой. Извините.

Рассказав мне эту историю, Виктор Иванович добавил:
- Сильная женщина. Настоящая. Другая бы что-то переиграла, наверное. Все-таки генерал-лейтенант, крупная должность в Генштабе, квартира в новом доме.
- Откуда ей было знать про должность и квартиру? - сказал я.
- Я ей потом звонил пару раз, - сказал Виктор Иванович.