?

Log in

No account? Create an account

May 23rd, 2009

свидетельство о браке

СОЛДАТ И АННА

Войдя в 7.20 в приемную, Адъютант увидел на своем столе список. Ах, да, четверг. Две странички, как всегда. Надо было просмотреть фамилии, завизировать, в 7.30 отнести на визу Шефу, а потом вернуть на исполнение.
Шеф был уже на месте. Сквозь двойную дверь слышно было, как он тяжело кашляет. Шеф всегда был на месте. Его спальня была смежной с кабинетом.
Адъютант сел, вытащил из кармана маленькие очки, заранее взял авторучку, надел очки и проглядел список. И увидел фамилию своей жены. Пометка: изм р шп.
Он снял очки. Потом надел снова. Опять снял, встал, одернул пиджак и вошел в кабинет.
- Привет-привет! - сказал Шеф, роясь в бумагах.
- Шеф, - сказал Адъютант, кладя список перед ним. - Что это?
- Где? - хмыкнул Шеф. - А, вон ты что. А тут написано. Читать не умеешь? Измена родине в форме шпионажа.
- Шеф, - сказал Адъютант чужим голосом. - За что?
- Позволь вопрос, - сказал Шеф и замолчал, доставая из пачки дешевую сигарету без фильтра. Чиркнул спичкой, закурил, затянулся, выпустил серый нехороший дым. Отпил кофе из толстой белой чашки с цветком на боку: такие чашки были во всех городских кафе. Он был лично скромен.
Если Шеф молчал, торопить его не полагалось.
Адъютант ждал, склонив голову.
- Да, - словно очнувшись, сказал Шеф. - Вопрос. Вот какой вопрос. Скажи, ты солдат или баба?
Адъютант хотел крикнуть: я мужчина, и я защищу свою женщину! Он был единственным, кто имел право входить к Шефу с оружием. Зачем оружие, он мог одной рукой сломать ему шею. Он поднял глаза. Перед ним сидел нездоровый пожилой господин. Маленькое морщинистое лицо и сутулые плечи. Прокуренные, чуть дрожащие пальцы. Немодные часы на потертом ремешке. Придушить его, поднять спецдивизию, выступить по радио, кого-то освободить, а кое-кого повесить. Действовать жестко, но без большой крови.
Адъютант набрал в грудь побольше воздуха и сказал:
- Я солдат.
- Тогда поставь визу, - сказал Шеф.

Вечером Адъютанту стало страшно входить в пустую квартиру, занимавшую целый этаж в старинном невысоком доме за кованым забором. Но вспомнил, что он солдат. В кухне на табурете сидела женщина, молодая и красивая, но явно не горничная. Или горничная?
- Поздно уже, идите домой, - сказал он. - Свободны.
- Меня зовут Анна, - сказала она. - Я ваша жена. Ведь вашу жену зовут Анна, правда? Вот свидетельство о браке.
- Вон отсюда, тварь! - заорал Адъютант. - Убью!
Она заплакала:
- Не хотите со мной спать - не надо, но не выгоняйте меня, пожалуйста, а то меня на самом деле убьют...

Через неделю на дипломатическом приеме Адъютант со злой радостью смотрел, как Анна болтает с секретарем германского посольства. Он же по совместительству резидент ихней разведки. Хохочет, обменивается визитками. Пусть, пусть, так ее, так ее. Вон ее уже на карандаш взяли. Вон мальчик в углу все примечает. Хотя нет! Стоп-стоп-стоп! Одна жена шпионка - это случайность. Но если вторая тоже - это нехорошо. Наводит на размышления. Не надо.
- Анна, - он подошел к ней. - Нам пора домой.
Он сказал это очень по-мужски.
- Да, милый, - сказала она и покраснела.