?

Log in

No account? Create an account

June 5th, 2009

ЛИЧНО ДОРОГОЙ

Мой приятель, художник, рассказывал. Дело было опять в семидесятых. В самом начале. Этот мой приятель попал со своей подругой в очень высокопоставленный дом. Как оказалось. А так с виду обычные люди, папа какой-то промышленный руководитель, но даже не министр. Кажется, замминистра. Квартира, конечно, в цековском доме, большая, но ничего такого уж особенного. И вот подруга этого художника, моего приятеля, дружила с дочкой этого замминистра. У нее был день рождения, двадцать пять лет, первая круглая дата.
Приходят они в гости к этой девушке. Много молодежи, но и старшие родственники тоже. Такой вот семейный праздник. Именинница во главе стола, папа справа, кавалер слева. Тосты, поздравления, вино рекой, вкуснейшая закуска.
И вдруг, только горячее принесли, в прихожей какой-то шум, гам, приветствия, радостный смех хозяйки.
Входит широкоплечий парень в синем костюме, с букетом. За ним капитан первого ранга в мундире, с портфелем. А следом входит Брежнев. Целует именинницу, какой-то сверточек ей вручает, букет преподносит. Оглядывается.
Хозяйка быстро ставит новый прибор рядом с именинницей, тащит новый стул, но Брежнев ее останавливает.
- Мы, - говорит, - опоздали, значит, на свободные места! У нас демократия.
И садится почти напротив моего друга. Не прямо, а так, наискосок.
Мой мой друг с ним скромно здоровается. Брежнев говорит привет-привет, и начинает выпивать и закусывать. Какой-то тост произносит. Слушает тост в свою честь.
И все время поглядывает на моего приятеля. Рассматривает его. А мой приятель был хоть и в костюмчике, но, как положено художнику, бородат и лохмат. Волосы до плеч. Хотя мытые, конечно. Но не очень причесанные.
Сидит он почти напротив Брежнева и, если честно, обомлевает. Потому что как ни относись, какие анекдоты не рассказывай, а все-таки высший руководитель страны. Начальник сверхдержавы, так сказать. Хочется что-то сказать. Спросить. Просто обменяться парой слов. Но почему-то не получается. Непонятно, как, что и о чем.
Через час Брежнев встает, прощается с хозяевами, отодвигает стул, но вдруг манит к себе пальцем моего друга и перегибается к нему через стол.
Тот перегибается через стол к Брежневу.
- Да, Леонид Ильич.
Брежнев ему шепчет:
- Парень! Постригись!

Да, кстати.
Мемориальную доску на Кутузовском 26 надо повесить на место.