?

Log in

No account? Create an account

July 25th, 2009

алгебра революции

КУЛПЕПЕР, ВИРДЖИНИЯ

- Я не желаю менять имя и фамилию, - сказал он.
- И не надо, - сказал агент. - Зачем? Эрнесто Гевара, ничего особенного. Не самое частое сочетание, но и не самое редкое. Вот у меня дядя был, представьте себе, Томас Джефферсон, с маминой стороны. И сослуживец есть, тоже Томас Джефферсон. И все нормально.
- Ладно. А что дальше?
- Да ничего. Будете жить тут, в Кулпепере. Хороший город, историческое место. Здесь северяне дрались с конфедератами. Кедровая гора и все такое.
- Какая гора?
- Тут есть общество любителей истории. Они расскажут. Советую записаться. Да, вот так, значит. Такие были битвы, стрельба и кровь, а теперь тишина и покой. Вот и вы тоже. Трудились, воевали, рисковали жизнью. Теперь надо отдохнуть. Вам назначена пенсия.
- Мне? - он вскочил с дивана и забегал по гостиничному номеру. - От вас? Бред! Я всю жизнь сражался против спрута американского империализма, который своими щупальцами опутал планету, угнетая свободные народы...
Он схватил со стола бутылку кока-колы и открывалку, поддел крышечку. Было жарко, шипучая коричневая пена залила его руки. Он чертыхнулся, сделал пару глотков из горлышка, закашлялся.
- Гевара, вы марксист? - спросил агент.
- Я марксист, - сказал он, вытер рот и поставил бутылку на стол.
- Вы плохой марксист, - сказал агент. - Вы, это самое, ревизионист. Согласно марксизму, все объективно. Америка объективно усиливает свои позиции в мире. Она становится все сильнее. Значит, все, что происходит в мире, - агент поднял палец, - объективно служит интересам Америки. Любая партизанская война. Хоть в Конго, хоть в Боливии. Кубинская революция только укрепила Америку.
- Что же, надо было стать вашим штатом? Ломать вас изнутри?
- Нет. Это без разницы. Любой ветер дует в наши паруса. Отдыхайте, вы заслужили.
- Значит, я, то есть он, правда жив? - спросил он.
- Ну, ущипните себя! - засмеялся агент. - Взгляните в зеркало! Да, кстати. Постричься все-таки придется. И побриться тоже. Не надо искусственно культивировать сходство с павшим героем боливийских джунглей. Это лишнее.
- Погодите. Так он, то есть я, все-таки убит?
- Будьте же марксистом, наконец! - сказал агент. - Гевара бессмертен.