?

Log in

No account? Create an account

August 18th, 2009

толкование сновидений

КНИГА В ЦЕЛЛОФАНЕ

Когда я был в отлучке, мне приснились два удивительных сна.
Вот первый.

Как будто бы я вхожу в книжный магазин, и вижу, что посреди зала, на специальном столе (белом, металлическом, решетчатом - я это хорошо запомнил) лежат выставленные на продажу книги. Как будто бы альбомы репродукций или фотографий, монографии по искусству или просто роскошные издания. Большого формата. Тяжелые - наверное, напечатанные на плотной глянцевой бумаге. В ярких суперобложках поверх толстых переплетов. Суперобложки очень красивые - абстрактные узоры: черное, белое, лиловое, красное. На одних книгах узоры угловатые, на других округлые. Резко контрастные или мягко растушеванные. А поверх узоров четкими серебристыми буквами написаны женские имена и фамилии. Причем такие имена-фамилии, которые могут быть и русскими, и иностранными. Я сейчас не помню, какие точно имена были во сне, но примерно вот такие. Мария Шмидт. Лидия Ксантаки. Ольга Рейсс. Юлия Зандер. Августина Закревская. То есть понятно, что каждая книга про какую-то женщину.
Но совершенно непонятно, что это за женщины. Я этих имен не знаю. Ясно, однако, что эти женщины что-то из себя представляют, раз о них выпустили такие книги, целую серию роскошных изданий. Но кто они? Художницы? Писательницы? Актрисы? Балерины? Спортсменки? Звезды высокой моды? Наши? Иностранки? Молодые? Старые? Наши современницы? Или исторические фигуры?
Беда в том, что эти книги нельзя полистать. Они плотно запаяны в целлофан.

- У нас на эти книги нет смотровых экземпляров, - объясняет продавщица. - Они очень дорогие. Замусолят, никто не купит тогда.
- Как же быть?
- Покупайте, если нравится.
- Хорошо, - говорю я. - Но хоть о чем эти книги? Что это за женщины? Кто такая Юлия Зандер? Или, к примеру, Мария Шмидт?
- Не знаю, - говорит продавщица.
- Почему? - возмущаюсь я.
- Я стажер, - любезно улыбается она.
- Тогда позовите старшего продавца!
- У него сегодня выходной, - улыбается она еще любезнее.

Что сей сон означает?

толкование сновидений

АКТЕР НА РОЛЬ АКТЕРА

Второй сон.
Как будто бы я сижу и беседую с каким-то кинорежиссером. С каким именно - не знаю, но знаю точно, что это человек очень знаменитый, популярный, успешный, обласканный критиками и фестивальными жюри. Но и талантливый, конечно же. Он мне говорит:
- Я задумал картину и даже написал сценарий. Фильм об актере. Но не об актере вообще, а о конкретном, прекрасном нашем актере. Об Алексее Петренко. Это поразительный актер. А какой человек! Какая умница, какая глубина души. А если бы вы знали, какая у него интересная биография, сколько он в жизни перенес, перестрадал. Он сам - просто готовый фильм! И я этот фильм сниму. Он так и будет называться: Алексей Петренко. Без дураков, чтоб сразу было понятно, о чем речь.
- Здорово, - говорю. - То есть фильм-биография?
- Не совсем, - говорит режиссер. - Не люблю, когда мальчика играет один человек, юношу другой, зрелого третий, старика четвертый. Балаган. Петренко уже старый человек. Вот и картину хочу снять про него теперешнего.
- Значит, скоро мы увидим вашу новую работу? - говорю я.
- Как же, скоро... - зло говорит он. - Актера нет на главную роль. Понимаете, одни подходят по фактуре, но нет в них петренковской глубины и силы. Другие получше в смысле душевной жизни, но внешне совсем другие. Вот бьюсь уже третий год.
- Погодите, - говорю я. - Но ведь сам Петренко...
- Что сам Петренко?
- Пусть сам Петренко и сыграет! Кто же лучше Петренко сыграет Петренко?
Режиссер поставил на стол чашку с чаем (мы сидели в кафе), посмотрел на меня, словно изумляясь моей глупости.
- Бог с вами, - вздохнул он после длинной паузы. - Что вы такое говорите, даже странно слышать... Разве может человек сыграть самого себя?

А ведь и вправду. Сыграть можно кого-то. Собой можно быть. Но как только об этом задумаешься, как только это поймешь (я, дескать, сам весь такой, неповторимый и подлинный!) - сразу перестаешь быть и начинаешь играть. Но вот - кого?

БЕЖЕВЫЙ КОТЕНОК МАРКС

Саша Сергеев пошел покупать чайник для заварки. Еще купил два кухонных ножа. Пришел домой - а чайник течет. Главное, он уже насыпал в него чай и налил кипяток, так что теперь назад не возьмут. Он вспомнил, как смуглая девушка паковала этот чайник, и понял, что она нарочно подсунула треснутый. Он разозлился на черных: жулики наглые. Потом развернул кухонные ножи, а там лезвия залеплены этикетками на таком клею, что не отодрать, не отмочить. Фирма Богатырь, Калуга. Он взбесился на русских: пьянь безголовая.

Саша Сергеев жил один, на краю города. Блочный дом стоял над высоким обрывом, а внизу была воинская часть, дивизия имени Каледина. Видно было, как боевые машины то выезжают из ангаров, то въезжают обратно.
Постояв у окна, он позвонил подруге Тамаре, чтобы она пришла и утешила его, и заодно принесла бы ацетон, очистить ножи от клея.
Но Тамара сказала со значением:
- Я сегодня не могу.
Саша понял значение и сказал:
- Просто посидим, поцелуемся. Пива попьем.
- Глупости, - сказала Тамара. Но с особым значением добавила: - Я лучше на рынок съезжу, за обоями.
Саша не понял особого значения, возненавидел всех женщин и бросил трубку. Надел кроссовки, взял чайник, чтобы разбить его об башку продавщицы, и спустился с пятого этажа вниз.
Остановился прочитать объявление про горячую воду. И увидел на крыльце котенка. Котенок был совсем маленький и бежевый. Он поднял голову и тихо мяукнул.
- Чего тебе, дружище? - спросил Саша.
Котенок мяукнул еще раз. Саша взял его на руки, почесал за ушком. Котенок замурчал и стал сомлевать, закрывать глазки. Саша выкинул чайник в урну, снял с головы бейсболку, положил туда котенка, и они пошли в торговый центр - покупать лоток, наполнитель, кошачий корм и разные погремушки в виде мышей и бабочек.

Котенку понравилось у Саши. Он на второй день приучился ходить в лоток. Умный. За это Саша его назвал Карл Маркс. Или просто Маркс. Хорошее кошачье имя. Мркс-Мркс-Мркс! Котенок сразу стал откликаться, бежал на зов.
- Ах ты Марксюха! - радовался Саша. - Ах ты Марксюня, мой дружок!
Тамаре он не звонил уже недели две, наверное. Она сама ему позвонила.
- А я ремонт закончила, - сказала она. - А мама в Ростов переехала, к Мишке, брату моему.
- Скучаешь, наверное, без мамы? - спросил Саша.
- Ты что, дурак? - крикнула Тамара. - Я же специально ее к Мишке отселила, и ремонт сама сделала! Мы же с тобой давно все решили!
Саша вспомнил, что какие-то планы у них были. Жить у Тамары в двухкомнатной, а его однушку сдавать.
- Хорошо, конечно, - сказал Саша. - Приходи, помоги собраться. Только нас двое. Котенок у меня завелся, по имени Маркс. Мой лучший друг.
Он это очень серьезно сказал.
- У меня на кошек аллергия, - сказала она, тоже очень серьезно.
- Аллергия? Ответ один - кларотадин! - засмеялся Саша.
- Какой же ты гад, - сказала она; и короткие гудки.

Саша лег на диван и задумался. Он вообще-то любил Тамару. Он не хотел бросать ее. Но и Маркса бросать тоже не хотел. Маркс устроился у него на груди, смотрел прямо в глаза. Саша не смог бы выгнать Маркса на улицу, ни за что. Но и с любимой женщиной расставаться из-за котенка - тоже какая-то глупость. Все глупо и даже смешно, а выхода нет. У Саши от этих мыслей сильно заболело ниже горла. Он расстегнул рубашку, крестик вывалился наружу. Маркс потрогал его лапой.

Тамара, у которой были ключи, так и нашла их через два часа: Саша лежал, свесив посиневшее лицо, а Маркс играл его крестиком на золотой цепочке.
Она закричала, заплакала и дала Марксу пинка.
Маркс выбежал в открытую дверь. По лестнице вниз. Потом из подъезда. Потом через улицу. Там его задавила машина, за рулем был молодой парень, а рядом девчонка, они даже не заметили, не оглянулись на бежевую тряпочку, в которую превратился котенок Маркс. Машина выехала на перекресток, где ее смял и расплющил танк, и тоже не задержался - дивизия имени Каледина выдвигалась в центр города, чтобы расстрелять губернатора и навести порядок. Но федералы послали штурмовую авиацию и с воздуха разнесли их танки, казармы и весь город заодно.

Через пять лет к власти пришли коммунисты. Еще через год новое начальство приехало в те места, в палаточный лагерь, где жили уцелевшие люди.
Было жарко. Пот катился с генерального секретаря, коренастого рыжеватого мужика.
- Принято решение, - сказал генсек. - Всем вам, товарищи, дадут бесплатное благоустроенное жилье. Где? Вот здесь! На месте этого города, разрушенного кровавым антинародным режимом, решено построить новый социалистический город! Краше прежнего! И назвать его именем великого учителя трудящихся всего мира! Марксоград!
Все захлопали.
Он достал платок и вытер свое круглое курносое лицо с широкими усами.
- На кота похож, - подумала Тамара.