?

Log in

No account? Create an account

August 30th, 2009

позвони мне, позвони

ХАРАКТЕРИСТИКА

В 1970-е годы был в одном советском НИИ профессор Долгорукий, Исаак Матвеевич. Вот такое сочетание, но уж куда денешься. Он был очень сильный невролог. Но не врач, а теоретик, исследователь высших мозговых функций.
Был в этом институте и директор, профессор Скорняков, Сергей Семенович. Тоже специалист в своей области, но не такой крупный. Он не любил Долгорукого, просто терпеть не мог. Всегда ставил ему палки в колеса. Забирал у него из отдела ставки, мешал его аспирантам защищаться, задерживал публикации и вообще.

В конце концов профессор Долгорукий решил эмигрировать. Подал заявление на выезд. Была середина 1970-х, напоминаю. Директор под это дело его уволил. И с радостью забыл о нем.
Однажды вечером в квартире директора раздался телефонный звонок.
- Комитет государственной безопасности, подполковник NN... Товарищ профессор, во вверенном вам институте некоторое время назад работал некий Долгорукий, Исаак Матвеевич. Так?
- Я его уволил! - быстро сказал Скорняков.
- Нам это известно, - сказал подполковник. - Вас не затруднило бы дать гражданину Долгорукову краткую устную характеристику?
- Пожалуйста! - и Скорняков увлеченно стал рассказывать, какой этот Долгорукий лентяй и склочник, бабник и антисоветчик.
- Это нам тоже известно, - устало сказал подполковник. - А что он представляет из себя как ученый?
- Полное ничтожество! - отрезал Скорняков. - Ноль! Дутая величина! Невежество пополам с пустыми амбициями! Плюс склонность к саморекламе!
- Спасибо, товарищ профессор, - сказал подполковник.

А через месяц примерно, совсем уже поздним вечером, почти что ночью, в квартире профессора Скорнякова зазвонил телефон.
Это был профессор Долгорукий.
- Звоню попрощаться, - сказал он. - Самолет завтра в пять утра. Спасибо вам большое. Мне подполковник NN прямо сказал: езжайте-езжайте, будете в морге трупы мыть в самом лучшем случае! Ваш директор рассказал про вас. Ученый-то вы никакой, дутая величина, полный ноль! Так что скатертью дорожка! Так что спасибо, Сережа, мы, кажется, когда-то были на ты...
И повесил трубку.
Скорняков ахнул, схватился за телефон, но был уже первый час ночи.