?

Log in

No account? Create an account

September 17th, 2009

this note is legal tender for all debts

СЛОЖНОЕ ПРЕДВКУШЕНИЕ

- Разменяйте один доллар, пожалуйста!
Мужчина с неприятным лицом поднял глаза от газеты.
Перед ним стоял мальчик лет семи, протягивал долларовую бумажку. Мужчина огляделся. В проходе автобуса стояла изможденная домохозяйка, мама мальчика, судя по всему. Мужчина достал кошелек, отсчитал монетки, ссыпал их в ладонь мальчика.
- Спасибо! - сказал тот, отдал монетки маме, а она расплатилась с кондуктором.
Мужчина сунул доллар в кошелек, снова опустил глаза в газету.

Приехав на службу, он вошел в кабинет, сел за стол. Вытащил из кошелька этот самый доллар. Зажег настольную лампу.
Зазвонил телефон.
- Да, шеф, - сказал он. - Да, сейчас.
Прикрыл доллар тяжелым пресс-папье, вышел из кабинета.
Через полчаса вернулся. Поднял пресс-папье, взял доллар, обвел карандашом первые четыре цифры на номере купюры. Открыл сейф. Вытащил блокнот. Долго водил пальцем по рядам цифр. Хмыкнул. Снова запер блокнот в сейф. Призадумался.

- Мне тяжело это сделать, Бенни, - сказал Диксон. - Мы работаем с ней восемь лет, это не шутка, ты должен понять.
- Я понимаю, - сказал Бенни. - Ты ее любишь?
- Нет, - сказал Диксон. - То есть неважно. В смысле да.
- Ладно, - сказал Бенни, поднимаясь из-за стола. - Я пошел. Пока, дружище!
Выхватил пистолет и выстрелил Диксону в голову, три раза. Тот повалился набок, опрокидывая шкаф с посудой. В комнату вбежала красивая африканка и тут же наткнулась на пулю.
- Хорошая пара, - сморщился Бенни, глядя на трупы своих бывших агентов.

Бенни ликвидировали назавтра. Вместе с пилотом вертолета, который доставил его в Хараре. Поэтому подготовленный в глубокой тайне десант повстанцев был встречен огнем правительственного спецназа, а покушение на Мбеки опять провалилось. В Претории вроде бы случайно взяли Тинди Вьет. После небольшого дипломатического скандала ее отпустили, но операцию Хани-Мун пришлось отложить.

Мужчина с неприятным лицом стоял навытяжку перед столом шефа.
- Что происходит, Мэтт? - говорил шеф. - Какой-то обвал! Кто вам велел убирать людей в Хараре?
- Я получил сигнал, - сказал тот. - Я обязан реагировать на сигналы.
- Мы проверим сигнальщика, Мэтт, - сказал шеф. - Идите.

- Что ты делал в моей комнате шестнадцатого сентября, утром?
- Я? Пылесосил ковер!
- Вот твои пальцы на ручке моего пресс-папье, - сказал Мэтт и взмахнул листком бумаги перед носом уборщика. - Отвечай, подонок.
- Я постучал в дверь, вас не было, - сказал уборщик. - Я затащил пылесос и стал пылесосить. Из-под пресс-папье торчал доллар. Сэр, я каюсь, я схватил его и сунул в карман! Тут я услышал шаги в коридоре! Я вытащил доллар из кармана и положил на место. И продолжал пылесосить. Я вернул ваш доллар, сэр!
- Ты уверен, что это тот самый доллар? - прошептал Мэтт.
- Да, конечно! То есть не знаю... У меня было много долларов. Пять. Или даже восемь. Некоторые начальники дают на чай после уборки, сэр... А какая разница, сэр?

- Разменяйте один доллар, пожалуйста.
Мэтт поднял голову. Перед ним стоял мальчик. За ним, в проходе автобуса, стояла изможденная домохозяйка.
- У меня больше нет мелочи! - сказал Мэтт.