?

Log in

No account? Create an account

November 9th, 2009

сказки братьев Гримм

КАК НА КАРТИНЕ

Я гулял со своей сокурсницей вдоль ограды университета. Был вечер. Шел легкий дождь. Совсем стемнело. В черных лужах отражались окна, фонари и фары. Как на картинах советских художников семидесятых годов.
Про такие картины на выставках говорили: Смотри! Наш проспект Вернадского. А это новый цирк! Здорово, правда?
Здорово, еще бы. Прямо как в жизни. А вот и парень с девушкой идут под дождем.
Прямо как мы с Ларисой.

Мы гуляли и разговаривали. У нас был тяжелый и прерывистый роман. Но в этот раз мы не выясняли отношения, а просто болтали.
Дождь пошел сильнее. Лариса была в сапогах. А я был в красивых бежевых ботинках с двойными пряжками. Их мама привезла папе из Голландии. Папа их не носил, они ему были маловаты. А мне как раз.
- Ты ноги не промочишь? - спросила она.
- А ты?
- У меня сапоги непромокаемые, - сказала она.
- У меня тоже.
- Неправда, - сказала она. - Вот как они потемнели. Значит, промокли. Пошли к метро, поедешь домой.
- Что это ты такая заботливая? - сказал я.
- А вдруг ты простудишься и заболеешь? - сказала она.
- Заболею и умру? - засмеялся я.
- Умрешь еще ладно, - сказала она. - Хотя, конечно, жалко. А вот вдруг ты заболеешь тяжело?
- И что тогда? - спросил я.
- Тяжело заболеешь, - вздохнула она, - и останешься калекой на всю жизнь. И я тогда выйду за тебя замуж... - она помолчала и добавила: - потому что я тебя люблю.
Она первый раз это мне сама сказала. До этого я ей объяснялся в любви, а она улыбалась и отвечала что-то вроде спешу вас заверить в нашей полной взаимности.
- Правда? - тихо спросил я и взял ее за руку.
- Да, - она высвободила пальцы. - Я тебя люблю, это во-первых. Но во-вторых, у меня в такой ситуации просто не будет выхода. Я ведь буду просто обязана выйти за тебя замуж, раз ты гулял со мной, простудился, заболел и стал калекой на всю жизнь. Я ведь хорошая девушка из хорошей семьи. Меня так воспитывали. Поэтому ты не поверишь, что я вышла за тебя замуж просто по любви.
- Поверю, честное слово, - сказал я.
- Это ты сейчас так говоришь, - сказала она. - А потом ты будешь все сильнее думать, что я вышла за тебя из чувства долга. И возненавидишь меня. А я возненавижу тебя. За то, что ты так ответил на мою чистую жертвенную любовь. Наша жизнь превратится в ад. Потом я тебя отравлю. Но меня изобличат. И посадят в тюрьму. И наши дети останутся сиротами. Так что иди к метро.
- У нас будут дети? - засмеялся я. - Мальчик и девочка? Или два мальчика?
- Иди к метро, - повторила она.
- Пойдем вместе, - сказал я.
- Дойдешь один, - сказала она.

Я повернулся и пошел.
Ботинки, кстати, сильно промокли.