?

Log in

No account? Create an account

April 5th, 2010

ВОРОБЬЕВЫ ГОРЫ

- Мечтаю гулять здесь каждый вечер, как выйду на пенсию, - сказал мне мой товарищ; дело было на набережной Москвы-реки, где Воробьевы горы; он живет недалеко, и мы вчера там прогуливались после пасхального обеда.
Сказав это, он вдруг рассмеялся.
- Что такое? – спросил я.
- Когда мне было лет двенадцать, - сказал он, – я ехал на речном трамвае мимо этого места, смотрел на зеленый склон и мечтал, что здесь будет мой дворец!
- Дворец? – я не понял.
- Да, да, дворец, – сказал он. – Мне было двенадцать, я был школьник, я был юный пионер, но я мечтал, что буду самым главным в нашей стране. Я очень смутно себе представлял, как моя должность будет называться. Может, даже царь! А что? Неважно. Но вот тут, над рекой, среди пышной зелени, будет стоять мой личный дворец! Смешно. Потом я вырос, поступил в институт. Но, проезжая мимо Воробьевых гор, я думал, что все равно буду жить именно здесь. Тут, кстати, есть дача одного академика, слева от моста, если из города. И у меня будет такая же. Рядом. Потому что я тоже буду великий ученый и большой начальник. Вот. А потом я мечтал, что у меня будет кабинет в здании Академии наук, с видом на реку, набережную и мост. Но наш институт в другом месте, – он вздохнул. – А вот теперь, значит, мечтаю сидеть здесь на скамеечке.
- Смешно, - кивнул я.
- Но я же не просто мечтал! – он даже остановился и повернулся ко мне. – Я учился, работал, защитил две диссертации, руководил аспирантами. У меня есть книги, изобретения! Жена, дети, внуки! Я не про то. Я про то, что мечты с годами сужаются. Теряют масштаб. Просто с каждым годом. Когда молодой – хочешь стать великим, знаменитым, жениться на самой красивой девушке в мире, сказочно разбогатеть, путешествовать по Африке… А в старости – мечтаешь сделать ремонт в квартире, и чтобы оставили в покое. Смешно, правда?
- Все правильно, – сказал я. – Не наоборот же, в самом деле. Еще смешнее было бы наоборот.
- Не знаю, - сказал он.
И мы пошли дальше гулять.
Я, кстати, тоже не знаю.
Когда и о чем надо мечтать? В какой очередности браться за дела?
А даже если бы знал.
Теперь-то какая разница.

Юлий, Юлиус и Жорес

НАУЧНЫЕ РУКОВОДИТЕЛИ

Юлиус Роберт Оппенгеймер родился в Нью-Йорке в 1904 г. в еврейской семье. Его отец, Юлиус Оппенгеймер, коллекционировал картины, в его собрании было даже три полотна Ван Гога. Мать, Элла Фридман, была художницей.
В 1943 г. Оппенгеймер был назначен научным руководителем Манхэттенского проекта.

Юлий Борисович Харитон родился в Петербурге в 1904 г. в еврейской семье. Его отец, Борис Осипович Харитон, был известным журналистом, а мать, Мирра Яковлевна Буровская – актрисой.
В 1946 г. Харитон был назначен главным конструктором и научным руководителем центра «Арзамас-16».

Как похоже!
Мало того, что они тезки.
Мало того, что оба происходили из «гуманитарных» семей.
Главное – возраст, когда они стали у руля.
Одному 39, другому 42.

Так что, при всем моем глубоком уважении к академику и нобелевскому лауреату Жоресу Алфёрову, мне кажется, что назначать его научным руководителем крупнейшего федерального проекта в 80 лет – как-то не совсем правильно.
Примечание для национально озабоченных граждан: насчет этого у Алфёрова всё в порядке: по маме.