?

Log in

No account? Create an account

April 26th, 2010

счет прибылей и убытков

РЕСТАВРАТОР

 Николай Иванович был очень богатый человек: топ-менеджер и к тому же акционер одной серьезной компании. Жена у него тоже работала в бизнесе; богатые люди, я же говорю. У них было несчастье: у шестилетнего сына после травмы позвоночника отнялись ноги.
Звали лучших врачей, платили любые деньги, возили по всей Европе. Все бестолку.
Сядет Николай Иванович рано утром у кроватки сына, подопрет голову кулаками и думает: Господи, всё бы отдал, всё бы отдал, всё, всё, всё бы отдал…
Вот.

Один раз к ним пришел реставратор, поправить антикварное кресло. А в кресле сидел мальчик и смотрел, как этот старенький столяр своими стамесками ковыряется в резных львиных лапах.
Старик говорит мальчику:
- Эй, паренек, ноги-то убери! Мешаешь!
Николай Иванович как раз проходил мимо открытой двери и бросился в комнату, чтоб заткнуть ему рот, но вдруг увидел, что мальчик поджал ноги.
- Вы… Вы это умеете? – спросил он старика, вытащив его в коридор.
- Ну, - сказал старик.
- Сколько вы хотите? Миллион долларов? Два миллиона? У меня дом на Рублевке. Берите.
- Вот, я услыхал, вы с супругой говорили. Что вы мальчишечку собрались в Аргентину везти. Клиника доктора, это, забыл фамилию. Курс лечения два месяца. Так?
- Так, - сказал Николай Иванович.
- Вот и заплатишь мне, сколько бы истратил на эту Аргентину, - сказал старик, переходя на «ты». – Копейка в копейку. Мне лишнего не надо. А пареньку по утрам ноги растирай, снизу вверх. И потом станови его на пол. И постепенно отпускай.

Мальчик выздоровел. Хотелось отвалить миллион. Но старик зачем-то просил точно. Хорошо, пусть так.
На столе лежал пакет с деньгами и лист бумаги с цифрами.
- Считаем, - сказал Николай Иванович. – Самолет в оба конца. Клиника. Нам с женой гостиница. Машина. Шофер к машине. Прислуга. Переводчик. Чаевые. Наша зарплата, кстати! Ведь мы с женой два месяца бы не работали, взяли бы отпуск за свой счет, так что неполученная нами зарплата – тоже расход. Видите, все честно.
- А жратва? – спросил старик. – Почему жратву не включил?
- Нет, позвольте, - сказал Николай Иванович. – Да, мы тратили бы на еду в Аргентине, но! Но зато не тратили бы в Москве! Здесь, кстати, еда дороже. Во всяком случае, та еда, к которой мы привыкли. Так что еще неизвестно, кстати…
- Серьезный какой! – засмеялся старик и исчез.

Николай Иванович вздрагивает и поднимает голову. Мальчик спит, посапывая. Он трогает его пятку, выглянувшую из-под одеяла. Мальчик не чувствует. Николай Иванович внутренне плачет и снова повторяет: всё бы отдал, всё бы отдал.

ОНА, ОНА И ЭГОИСТ

Она: Ты меня никогда не любил!
Он: Любил, ты что! Я тебя и теперь люблю. И дальше буду любить.
Она: Почему же ты тогда…
Он: Понимаешь… Только постарайся меня понять. Ты ведь умная. И очень хорошая. Очень-очень. И мне с тобой всегда было очень-очень хорошо. Я был счастлив с тобой. Я и сейчас, честно говоря, счастлив с тобой. А она…
Она: А что она?
Он: Она чуточку лучше. Самую капельку.
Она: Ну и что?
Он: Понимаешь, дело не в ней и не в тебе. Дело во мне. Я – эгоист.
Она: Я знаю.
Он: Ну вот, значит, ты всё поймешь. Ты очень хорошая. А она  - немножко лучше. Чуточку лучше. А я эгоист. И мне кажется, что с ней мне будет лучше. Я с ней буду немножечко счастливее. Чуточку.

Кстати, женщина тоже может быть точно такой же эгоисткой. Мужчины именно в этом женщин и обвиняют. История старая: купец в повести Льва Толстого «Крейцерова соната» рассуждает о падении нравов:
- Как  что, она  сейчас и говорит: «Я от тебя уйду». У мужиков* на что, и то эта самая мода завелась. «На, говорит, вот тебе твои рубахи и портки, а я пойду с Ванькой, он кудрявей тебя»…
---
*то есть в деревне, у крестьян.

Колонка на «Частном Корреспонденте»:
http://www.chaskor.ru/article/dorogoj_denis_viktorovich_17018