?

Log in

No account? Create an account

July 10th, 2010

НЕ РОДИСЬ ПРАВДИВОЙ

Одна девочка была самая красивая. Сначала в детском саду, потом в школе, потом в институте. Там был студент Борис, тоже красивый, хорошо учился и из очень хорошей семьи. За него она вышла замуж в конце второго курса.
К несчастью, Борис писал стихи. Он, конечно, не собирался стать поэтом. Так, баловался. Но ему самому нравилось.
Однажды он протянул ей тетрадочку со своими стихами.
- Только скажи мне откровенно, - сказал он. – Всю правду.
- Хорошо, конечно! - сказала красивая девочка, и села, подбив подушку за спиной; разговор происходил в воскресенье утром в постели.
А он ушел готовить кофе.
Прочитав, она позвала мужа. Он вошел с двумя чашками кофе на подносе. Пахло на весь дом.
- Если честно, то очень плохо, - сказала красивая девочка. – Рифмы неточные. Размер хромает. По смыслу – сплошные банальности. И вообще, мой любимый, это просто литературщина!
- А ты дура, - сказал Борис и вылил на нее кофе. Сначала одну чашку, потом другую. И блюдечко джема вывернул. А сверху покрошил круассан.
Красивая девочка спрыгнула с кровати и голая стояла перед ним, облитая кофе и мазюкнутая джемом. Она вытряхнула из волос круассановые крошки и задохнулась от возмущения:
- Ведь ты же просил правду!
- Погоди, - сказал он. – А вот если бы я тебя не просил, ты бы все равно сказала правду?
Она подумала и ответила:
- Да.
- Тогда иди на фиг, - сказал Борис. – Можешь сбегать в душ на прощание.
Она пошла в душ, и там вспомнила, что у нее была похожая история в школе. Она одна во всем классе сказала правду, и ей из-за этого объявили бойкот на две недели.

Есть два неприятных типа: врун и правдец. Оба хуже. Но по мне – врун чуточку лучше. Он понимает, что ведет себя нехорошо. Он знает, что есть некое «на самом деле». Это открывает дверцу для диалога. Можно как бы встать на его сторону и сказать: «Но мы же с тобой оба прекрасно понимаем…»
С правдецом такие штуки не проходят. Он владеет истиной. Пользуется ею и распоряжается. К огорчению окружающих и, довольно часто, к собственной невыгоде.

Но самое ужасное, когда закоренелый врун превращается в несгибаемого правдеца. Когда он завирается до полной веры в истинность собственного вранья. Это иногда встречается в быту, и гораздо чаще – в политической журналистике.

Колонка на «Частном Корреспонденте»:
http://www.chaskor.ru/article/dorogoj_denis_viktorovich_18477