?

Log in

No account? Create an account

September 17th, 2010

заметки по логике

ВЕРА ИВАНОВНА И ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВИЧ

«Оправдан» и «невиновен» как правовые термины означают одно, а в обычном языке – совсем другое.
«Оправдание» в праве означает «признание судом подсудимого невиновным». Невиновен – значит, не совершал данного противоправного деяния. Точнее – в ходе судебного процесса не удалось доказать, что совершил. Кроме того, обвиняемый может быть оправдан – то есть признан невиновным – по чисто процессуальным мотивам.
Однако в обыденном сознании судебное слово «оправдать» значит иное. Например: «оправданная жестокость»; «его поступок можно оправдать отчаянным положением»; «он не для себя старался, а для страны, и уже одно это его оправдывает», и так далее. То есть человек совершил преступление – но на самом деле поступил правильно.
Примерно так же звучит и «невиновен». Сделал – но обвинить язык не поворачивается. То есть на самом деле правильно сделал.


Вот Вера Засулич стреляла в Трепова – а присяжные сказали «не виновна». Хотя сам факт сомнению не подвергали. Преступницу триумфально освободили из-под стражи. Адвокат говорил – да, она стреляла! Но правильно сделала!
В деле Квачкова всё чуточку сложнее. Адвокат доказал, что Квачков не виноват в покушении на Чубайса. Суд с ним согласился. Квачков оправдан.
Ситуация патовая для обеих сторон.
Для Квачкова и тех, кто ему симпатизирует. Если это не покушение, а инсценировка, то Квачков пять лет был пешкой в околовластной игре. Если же покушение было, то, значит, где-то в лесах бродят настоящие борцы с либералами-оккупантами, а Квачков попал под раздачу. То и другое не создает особых лавров и ореолов.
Для государства и тех, кто ему симпатизирует. Если покушения не было, то инсценировка покушения – это всё равно преступление, а оно не раскрыто. Если же покушение было, то тем более закономерен вопрос – зачем же было столько времени мучить невинного человека, пока настоящий преступник заметал следы?


Остается ожидать ответный иск Квачкова.
Ведь его несколько лет продержали в тюрьме – как выяснилось, безо всякой вины. Он имеет право требовать возмещения материального и морального ущерба. В качестве морального возмещения – не только для Квачкова, но и для всего общества – надо бы выяснить, кто же на самом деле совершил террористический акт 17 марта 2005 года.


Колонка на «Частном Корреспонденте»:
http://www.chaskor.ru/article/vera_ivanovna_i_vladimir_vasilevich_19848