?

Log in

No account? Create an account

September 19th, 2010

сладкое слово "дискурс"

У СВЕТОФОРА

Иногда случайно слышишь разговор людей, с которыми оказался рядом. В троллейбусе, например, на эскалаторе метро, или просто в густой толпе, когда все медленно протискиваются куда-то.
Разговаривают на публике – именно беседуют, болтают, треплются  – чаще всего молодые люди. Совсем молодые, даже, можно сказать, маленькие. Студенты и школьники.
Еще лет десять-пятнадцать назад было понятно, о чём они.
Сейчас – нет. Почти нет. Мне
нет.
Я не о гаджетах и девайсах, не о примочках и фенечках, не о музыке и спорте. Не в том дело. Лет десять-пятнадцать назад через несколько фраз, через несколько секунд мне становилось ясно, о чем речь. О школе, о музыке, о мальчиках-девочках и т.п. О встрече с общими знакомыми, о ссоре, о покупке, о кино, о планах на выходные…
Сейчас разговаривают как-то иначе.


Стою у светофора на Ленинском. Светофор длинный. 70 секунд.
Рядом две девчонки.
Одна очень пылко говорит:
- Ну, вообще, я не поняла, чего это он, я даже не знаю, зачем это он, но он это неправильно, конечно, сама видишь, как это неправильно, вот так вот, как он, потому что вообще так не надо делать, и я вообще не поняла, почему это он.
Другая отвечает:
- Наверное, он вообще.
Первая резко возражает:
- Ну и что, я тоже вообще, и ты вообще, и все вообще (косится на меня, наверное, хочет сказать: «и дедушка тоже вообще»), подумаешь, если так смотреть, то тогда вообще все будут, как я даже не знаю просто!
Вторая сочувственно соглашается:
- Наверное, он всегда такой вообще, а тогда чего он теперь, не поняла.
И вот так все 70 секунд, пока горел красный.


Зеленый зажегся, они побежали.
Кто он, этот, который вообще? Мальчик-кавалер-любовник? Учитель-преподаватель? Начальник в офисе? Родственник? Министр образования господин Фурсенко со своим чертовым ЕГЭ? Продавец в ларьке, который раньше продавал пиво, а сейчас закобенился и говорит «паспорт покажи»? Или любимый артист, который бросил жену, тоже любимую артистку?
Казалось, что они сами мучились, захлебываясь пустыми горячими словами, пытаясь пробиться к смыслу, к содержанию.
Или мне так показалось?
Или мне вообще всё это показалось?