?

Log in

No account? Create an account

October 4th, 2010

НА ОЛЕНЯХ УТРОМ РАННИМ

Есть такое выражение: «противоестественный порок».
Казалось бы, всё, что делают дикари, неиспорченные и наивные дети Природы, по определению должно считаться естественным.
Поглядим.


Сказка: «Большой Ворон, прародитель коряков, превратился в женщину. Он сам себя кастрировал. Из своего пениса он сделал футляр для иголок, из яичек – наперстки, а из мошонки – рабочую сумку. Затем отправился к чукчам, где жил у них, отвергая все предложения парней взять его в жены. Но потом пришла Мити, женщина, одетая в мужскую одежду и сделавшая себе пенис из каменного молотка. Она и женилась на Большом Вороне».

Ясное дело, все мифологические персонажи – это сплошные гомосексуалисты, пожиратели детей, насильники матерей и зоофилы. Но вот что пишет русский этнограф Александр Максимов в статье «Превращение пола» (1912).
У чукчей и коряков мужчины и женщины по наитию шаманского вдохновения вдруг меняли пол, и окружающие относились к этому совершенно спокойно.
Вот, например.
Вдова средних лет, имевшая трех детей-подростков, обрезала свои волосы, оделась в мужское платье и научилась владеть копьем и стрелять из ружья. Наконец, она захотела жениться, и легко нашла молоденькую девушку, которая согласилась сделаться ее женой. Она обзавелась икрой от оленьей ноги, прикрепляемой на кожаной повязке к животу, и употребляла ее вместо мужского члена. Оленьей икрой чукотские женщины часто пользуются для этого, пишет Максимов.
Ей захотелось иметь детей от своей молодой жены. Она вступила в соглашение о «переменном браке» с молодым соседом. В течение трех лет родились два сына. Согласно чукотским правилам «переменного брака» они считались законными детьми «превращенной». Таким образом, эта женщина сначала была матерью, потом стала отцом.

Точно так же обстояло дело с мужчинами, которые становились женами других мужчин. Но другие мужчины, в свою очередь, тоже могли оказаться «превращенными» женщинами. Так что ситуация, описанная в мифе о Большом Вороне, вполне реальна, хотя вряд ли была правилом. Тем более что мужчины, превратившиеся в женщин, очень любили нянчить детишек. На помощь приходил переменный брак. Или же чукча женился на двух-трех женщинах. В этом маленьком гареме были и обыкновенные, так сказать, женщины, и «превращенный». Максимов пишет, что «превращенные» очень уважались среди чукчей. Считалось, что они умеют колдовать и вообще приносят своим супругам удачу и счастье.

Бывали и скандалы, разумеется. Один молодой и лихой «превращенный» увлек всех парней стойбища, чем и заслужил ненависть местных красавиц. Сюжет для Еврипида!