?

Log in

No account? Create an account

October 29th, 2010

ХРУСТАЛЬНЫЙ ПЕРЕУЛОК

В апреле 1981 года студент пятого курса Вадик N получил письмо.
Незнакомый старик уведомлял Вадика, что его отец был агентом, сексотом. Старика взяли в пятидесятом по делу гидротехников, и следователь показал ему донос, написанный Вадиковым отцом. А потом, в лагере, этот старик встретил еще четверых, которых погубил он же. Письмо завершалось словами, что сын должен знать правду об отце. Даже самую страшную.
Вадик был комсомолец, как все. Но гэбистов презирал – тоже как все в его компании. Отца своего он обожал, отец был инженер, строитель гидростанций, человек веселый и сильный. Умер за год до этого письма.


Сначала Вадик не поверил. Потом затосковал. Он всегда хотел быть, как отец. Читать те же книги, курить те же сигареты, так же завязывать галстук, ровным красивым узлом.
- Мама, - однажды сказал Вадик за завтраком. – Расскажи мне правду о папе.
- Какую правду? – мать спросила вроде бы спокойно.
- Я получил письмо, - сказал Вадик.
- От Веры Ильиничны?
- От какой Веры Ильиничны?
- У тебя есть сестра Танечка, на два года младше, - заплакала мать. – Вера Ильинична была на похоронах, ты спрашивал, я сказала, что это с работы…
Вадик погладил ее по плечу, сказал «не плачь, ничего», и тем же днем пошел в первый отдел и сказал, что да, согласен работать в органах. Раз никому нельзя верить.


Дослужившись до майора, он записался на прием к генералу, начальнику управления. По личному вопросу: был ли его отец сотрудником госбезопасности. Пятидесятый год, дело гидротехников.
Через две недели генерал сказал, что нет, не было такого агента. И просто доносчика тоже не было. В деле гидротехников главные показания давал доцент Z, - и генерал назвал фамилию старика, который написал письмо студенту Вадику.
Генерал рассказывал, когда завербовали доцента Z, и когда посадили, и всякие интересные подробности: его бывший шеф и учитель работал на этом знаменитом деле.
- У него жена была очень красивая, - говорил генерал. – Шеф рассказывал. Но нехорошая. Развелась с ним, когда его взяли. Но страшно красивая. Вера Ильинична Вигель, я даже фамилию запомнил.


Постаревший Вадик пошел домой пешком: он жил на Пятницкой. Прошел через Ильинку и Хрустальный переулок. На Москворецком мосту остановился. Был ноябрь, первый легкий снегопад. Под мостом катилась река, серая, как этот вечер, как все на свете. Что было делать?

- Ну и что мне было делать? – спросил меня, рассказав эту историю, полковник Вадим Петрович N.
- Плюнуть, - сказал я. – Плюнуть на могилу этого козла. И уволиться из гэбэ.
- Я так и сделал, - сказал он. - В смысле плюнул.