?

Log in

No account? Create an account

November 14th, 2010

налог на наследство

ДВАДЦАТОЕ НОЯБРЯ

Он плохо спал в эту ночь: снилось, как косматый мужик топит сургуч, льет на бумагу и бормочет: votre sceau, monsieur, sceau et signature! и казалось, что кругом шаги. Заснул под утро. Проснулся от тишины.
Встал, надел халат. Прислушался. Босиком побежал по коридору, отворяя все двери. Пусто. Комната жены, комнаты детей – никого. Распахнутые шкафы. На ковре оброненная сумочка младшей дочери. Подобрал: пустая. Чуть не заплакал.
Но собрался с духом. Связался, с кем надобно. Разузнал примерно. Поехал догонять. Настиг в Рязани.


Они там сняли целый дом, частный пансион. Он поселился в гостинице, недалеко. Наутро пошел к ним.
Вошел в диванную. Сидят все пятеро: два сына, две дочери и жена.
Молчат. Крикнул:
- Зачем? Я стар, немощен, а вы тайком, ночью!
Таня встала и сказала:
- Папочка, вы известный писатель. Вы властитель умов и сердец, но зачем вы нас мучаете?
- Зачем эти истязания с завещаниями?! – вскричала Соня, жена.
- Правда, папа, - сказал Илья.– Ты хозяин авторских прав, ты волен завещать их кому хочешь. Да, да, да! Но зачем ты годами обсуждал это с нами? Мы узнаем о завещании, когда бог распорядится.
- Я понимаю, что в церкви ложь, - вдруг сказал Сергей. – Но так хочется иногда свечку поставить.
- Вы замучили нас вегетарианством, - сказала Саша. – К чему? Мы не индусы. Хотя вот Танечка увлеклась.
- Замолчи, - сказала Таня. – Это некстати!
- Ты нас перессорил, – сказала Соня. – Одно спасение – убежать. Мы три дня без тебя жили, и снова стали как семья. Ушло зло, возвращается любовь. Нам от тебя ничего не нужно. Мы не воротимся. Прости.
- Странниками по святой Руси? – он запустил пятерню в бороду.
- Зачем, папочка? – сказала Таня. – У меня бабушкино имение. У Саши наследство от покойной тети.
- У меня акции Брокара и Сиу, - сказал Илья. – У Сергея лесопилки. У маман доходные земли в Уфимской губернии. Проживем.
Помолчали.
- Это всё ваша гордость! – он потемнел лицом.
- Это ваша гордость, – твердо сказала Александра, самая любимая.


Он хлопнул дверью, вышел.
Дошел до своей гостиницы. В ресторане взял телятину и красное вино. Поднялся в номер, отдохнул. Вечером пил шампанское. Сильно охмелел. Утром болела голова. Велел принести водки и маринадов. Голова прошла, но настала сонная слабость. Целый день валялся в постели, так и заснул к вечеру. Поздним утром спустился в ресторан. В газете прочел, что в пансионе
m-me Рудневой от внезапной эпидемической горячки скончалась вся семья известного писателя такого-то.
Свои немалые состояния жена и дети перед смертью завещали ему.