?

Log in

No account? Create an account

November 16th, 2010

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Сегодня в Библиотеке иностранной литературы состоялся (я там не был, узнал от своего друга) интереснейший в своем роде вечер.
Презентация немецкого перевода «Анны Карениной».
Переводчица Розмари Тице.
Ну и ладно, казалось бы.
Интерес в одной маленькой подробности.
Это не первый немецкий перевод великого романа, конечно.
И не второй, и не третий.
Не пятый и даже не десятый.
Двадцать первый, прошу прощения! (В скобках цифрами – 21)
Двадцать переводов «Анны Карениной» прочитала госпожа Тице, и всё что-то не то.
Села переводить заново. Перевела. И опубликовала, разумеется. Потому что переводила не просто так, а по заказу. Надо полагать, с авансом. Не рассказ ведь, не повесть, не на пять вечеров работы. Два тома по пятьсот страниц. Это ж года два самое маленькое.
А как трудно переводить «Анну Каренину»! Сколько реалий старинной, полуторасотлетней давности русской жизни, и особенно жизни деревенской, непонятных уже нам, здесь – и уж наверняка непонятных немцам.
И однако читают. И переводят в двадцать первый раз.


Еще одно доказательство того, что Лев Толстой был на самом деле великий писатель, и написал на самом деле великую книгу.

выношу из комментов

НЕ ПОЖЕЛАЙ БЕДЫ БЛИЖНЕМУ ТВОЕМУ

По поводу смешного случая в Малеевке.
Жена сказала: «Слава богу, не инфаркт!»


Вот какой вопрос в старое время психиатры задавали женщинам, которые были в депрессии из-за того, что муж ушел.
Эти женщины довольно часто рассказывали, что бросивший ее муж заболел, что у него вся жизнь пошла наперекосяк.
Тогда психиатр спрашивал: «Но вы бы хотели, чтоб он всё-таки выздоровел? Чтоб него, в конце концов, наладилась жизнь?»
Если
женщина говорила «Лучше пусть сдохнет в мучениях!» или «Пусть он сгинет под забором!»  - старые психиатры считали, что это шизофрения, а не просто реактивная депрессия.
Больше того. Если человек строил свои планы на чужой смерти (типа: вот он скоро умрет, и я стану хозяйкой квартиры; вот она не выйдет из больницы, и я женюсь на другой) – то есть если человек, по существу, мечтает о смерти близкого человека – это тоже считалось надежным признаком шизофрении.

Ах, старые времена!
Славные времена, когда у
ченые люди всерьез считали, что пожелать близкому человеку смерти – это признак тяжелой психической патологии, признак сумасшествия, безумия.
Даже если он сильно виноват перед тобой.