?

Log in

No account? Create an account

November 20th, 2010

НАИВНО. СУПЕР!

Вчера был на празднике своего любимого издательства «РИПОЛ-Классик». Повод – сто пятьдесят миллионов экземпляров разных книг напечатано.
Это приятно, конечно.
Особенно приятно, что риполовцы показали спектакль. Как говорили в старину, любительский. Играют сотрудники – от директора до верстальщика.
Мне заранее сказали, что будет спектакль на тему «Ромео и Джульетты». Я, разумеется, решил, что это будет что-то вроде «ПаблишерРомео и ЭдиторДжульетта», на редакционно-издательские темы. Что зрители будут смеяться шуткам, которые понятны только своим. Одним словом, капустник.
Но нет.
Это был спектакль по пьесе Григория Горина «Чума на оба ваших дома». Продолжение «Ромео и Джульетты». О том, что даже смерть детей не смогла помирить Монтекки и Капулетти. О том, что злоба, зависть, гордость и жадность оказались сильнее, чем горе утраты. Герцог приказал семьям породниться и тем самым помириться. Монтекки находят дальнего родственника, молодого жулика Антонио, а Капулетти – седьмую воду на киселе, беременную приживалку Розалину. Таким манером каждое семейство пытается насолить другому.
Однако Антонио и Розалина любят друг друга на полном серьезе.
И гибнут от всеобщей ненависти и жадности.
Но я опять же не о пьесе. Я о спектакле.
Он получился прекрасным. Красивые декорации и костюмы. Хорошая постановка (режиссер Валентина Хоменко). Отличные танцы (хореограф Екатерина Дмитриева).
Все актеры-любители (редакторы и бухгалтеры, топ-менеджеры и секретари) играют в полную меру страсти, и уже поэтому – чудесно.


Спектакль про то, что написано в пьесе.
Пьеса про то, что бывает в жизни.
Про любовь и ненависть. Просто. Открытым текстом. Никаких интерпретаций, попыток нарядить средневековых веронцев в офисные костюмы или, к примеру, лагерные ватники. Никакого навязывания смыслов и подтекстов.
Кто захочет – сам их найдет.
Кто не захочет – просто поплачет, посмеется, потом похлопает.
Спектакль простодушный – и поэтому благородный.
Красивый – и поэтому зрелищный.
Theatron (греч.) – то, на что глазеют, дивясь.
А потом идут в буфет, пьют вино и продолжают веселиться.
Конечно, нужен и другой театр: изощренный, мрачный, жестокий, трудный, злой. Кто спорит. Театры всякие нужны, театры всякие важны.
Но как приятен театр наивный и красивый!

Наверное, это я старею.

КОРНИШОНЫ

Моя знакомая рассказывала:
«У мужа был день рождения, позвали гостей. Слава богу, ничего не надо доставать, как мать рассказывала, что раньше в очередях стояли, какие-то заказы на работе получали.
Но все равно квартиру убрать надо? что-то приготовить своими руками надо? купленное разложить надо? стол накрыть надо? Надо, моя дорогая. Особенно если рабочий день. Вторник. Муж считал, что отмечать надо день в день.
Я все приготовила. Три салата всухую нарезала с вечера. Баранину запекла – это с раннего утра. В шесть встала, поставила в духовку, в полвосьмого она уже почти готова, я ее в горячей плите оставила, потом прийти и довести до кондиции. С работы отпросилась на два часа раньше. Около метро у бабок купила капусты два сорта и огурцов, корнишонов. Попробовала – класс!


Все накрыла, красиво разложила. Сама переоделась. А муж не идет с работы. Гостей на семь звали, а его нет.
В семь пятнадцать в дверях ключ. Пришел.
- Извини, шеф задержал. Скажи спасибо, ребятам не признался, что у меня сегодня дэ-рэ, а то бы пришлось, сама понимаешь…
- Спасибо, - смеюсь.
Целую его, еще раз поздравляю (подарки мы с дочкой ему утром вручили), он нас с дочкой за плечи обнимает, ведет в комнату, к накрытому столу.
Садится на свое место во главе. Его день.
- Ух ты! – говорит. – Красота! А какие корнишончики! Дай-ка штучку, пока гости не набежали. – жует, хрустит. – Ай, класс, ммм! Только жалко, неровные.
- В смысле? – спрашиваю.
- Ну, вот мы у Сережки были, на новоселье. Вот у него огурчики были один в один, как патроны в обойме. Вообще у него шикарный стол был, помнишь?
- Не помню, - говорю.
- Ну, ничего, - говорит.
Ничего так ничего, а тут в дверь звонок, потом еще, гости стали приходить.
Собрались, расселись. Выпили, закусили.
Я подождала часок, чтоб они наелись.
Встаю с рюмкой.
- Друзья, - говорю. – Имеется особый тост. Друзья, хочу вам сообщить, что с этой минуты я не жена вот этому человеку. Это квартира моих родителей. Пусть идет, куда хочет. Сегодня. Сейчас. А я на кухне подожду.
Выпила, закусила огурчиком. Корнишоном.
Дочка на меня чуть не с кулаками. Лиля и Вадик тут же губы надули и ушли: очень воспитанные. Остальные галдят, его успокаивают. А он только повторяет: «В мой день рождения! В мой день рождения!» И чуть не плачет.
Мне даже смешно стало».


Я ее спросил:
- А в самом деле. Зачем ты на дне рождения скандал устроила?
- Чтобы уже точно развестись, - сказала она. – Чтобы потом не простить, как сто раз прощала.
Помолчала и сказала:
- Чтобы себе не простить. Что вышла за него замуж.