?

Log in

No account? Create an account

December 26th, 2010

попытка к бегству

СЛЫШАТЬ ВИДЕТЬ НЕНАВИДЕТЬ

Сегодня под утро приснился такой сон.
Вернее, два сна:


Молодые люди говорят на непонятном языке. Вроде английский, но слов не разобрать. Прислушиваюсь. Ух ты! Они говорят по-русски, но особым манером. Очень похоже на английский. Спрашиваю: «Извините, простите пожалуйста, у меня такой вопрос, вы так интересно говорите… Откуда вы?» (я думаю, что это какой-то областной диалект). Они смеются, объясняют – тут есть такие специальные курсы, учат вот так разговаривать. Вежливые молодые люди, все объясняют уже на нормальном русском. Говорят: «Хотите адрес?»
Нет, спасибо, не хочу.
Вижу рядом поэта Льва Рубинштейна. Он смеется:
- Что, тебя не поняли?
- Да нет, - говорю, - поняли.
- Ну, это пока, - говорит он. – Скоро перестанут. Тебе осталось года три-четыре. Вот я старше тебя, и меня уже почти не понимают.
Лёва грустный, худенький, цепляет на спину разноцветный детский рюкзачок, машет мне рукой и скрывается в толпе.

И сразу второй сон:
Стою у афишной тумбы. Не там, где разговаривал с ребятами и с Лёвой, но где-то недалеко. Читаю объявления о спектаклях и концертах. Что-то интересное. Знакомые фамилии режиссеров, незнакомые названия театров.
Спиной чувствую, что сзади кто-то стоит и на меня смотрит.
Хочу повернуться. Слышу женский голос:
- Не поворачивайся, пожалуйста.
Хоть и «пожалуйста», но очень решительно.
- Ладно, - говорю. – Не буду. Это ты?
Я не знаю, кто она на самом деле. Но во сне я как будто очень близко с ней знаком. Даже более чем близко. Но не в любовном смысле, а просто – уже много лет плотно общаемся. Поэтому я даже рад нашей встрече. И не очень удивляюсь ее просьбе не поворачиваться. Она всегда такая, со всячинкой. Может, она плохо накрашена, откуда я знаю. У нее такое бывает, разные причуды.
- Я, я, - говорит она. – Ты что, по голосу не узнал?
- Узнал, конечно. Ну, как ты? – спрашиваю.

- Уезжаю, - говорит она. – В Албанию.
- Зачем?
- Жить, - говорит она.
- Но почему в Албанию? Ты не знаешь албанского языка. Он очень трудный. Ты его не выучишь.
- Так даже лучше, - говорит она. – Буду жить, как глухонемая. Всё забуду, всех забуду.