?

Log in

No account? Create an account

March 5th, 2011

ЛИДА И ЖЕЛЕЗНАЯ ДВЕРЬ 

Андрей Егорович Алтынов сидел у Лиды. Поужинали на кухне, потом взяли чашки с чаем и перешли в комнату. Было лето, темнело поздно, сидели без света, хотя было уже десять.
Зазвонил мобильник на столе. Лида посмотрела, кто звонит. Нажала отбой, а потом выключила звук.
- Да, кстати, - спросил Алтынов. – А что Татьяна?
- Понятия не имею, - сказала Лида.
- Ой-ой-ой, - сказал Алтынов.
- Представь себе. Но не потому, что она к тебе приставала. Я все знаю, она мне все доложила. Ерунда. А вот теперь – всё.
Она это так сказала, что Алтынову стало не по себе.

- Послушай, - сказал он. – Честно: у вас с ней что-то было?
- Наверное, - сказала Лида. – Она часто приходила. У меня работа сдельная, сам знаешь. А мы с ней часами болтали. До трех утра. Стихи читали. Играй же на разрыв аорты, с кошачьей головой во рту, три чёрта было, ты четвертый, последний чудный чёрт в цвету. У нее очень красивый голос.
- Это у тебя красивый голос, - сказал Алтынов.
- Она тоже так говорила, - сказала Лида. – Мы с ней читали вдвоем. На два голоса. Как будто она – скрипка, а я – фортепьяно. Разве этого мало?
- Много, - сказал Алтынов. – Даже очень.
- Вот, - сказала Лида. – А потом на меня просто навалилась работа. Я больше не могла вот так, ночи напролет. Она обижалась. Один раз сижу, редактирую перевод. Ингрид Свенсон, Ледяной Мрак. Двадцать листов. Сдавать в пятницу, сегодня вторник. Звонит, говорит сипло и жалобно: «Грипп, температура, в аптеку сходить некому». Выгребаю из шкафа лекарства, по дороге магазин, сок-сыр-хлеб. Прилетаю к ней. Открывается дверь – о, боже. Дым коромыслом, гости, она в платье на лямочках, выскакивает, обнимает: «Прости мою маленькую хитрость!»
- Ишь ты, - сказал Алтынов. 

- Я вдруг поняла, что ненавижу ее, - сказала Лида. – Как бедняк богача. Как трус храбреца… Вот, например: она влюбилась в одного типа и сразу развелась с мужем. Просто так. От полноты чувств. Хотя этот тип вовсе не собирался на ней жениться. Ей все можно. У нее нет такой железной двери внутри. Ненавижу.
Алтынов встал, вышел на балкон, закурил. Докурил, вошел в комнату.
Лида неподвижно сидела на диване. Стало совсем темно.
- Ну? – почти строго спросила она.
- В смысле? – он поднял брови.
- К себе поедешь? Или как? А то поздно уже.
- К себе, - сказал он.
- Галя, что ли, в Москве? – он кивнул. – Передавай привет.
- Ага, - усмехнулся он. – Привет и жаркий поцелуй.
- Ты же говорил, она про меня знает! – Лида вскочила с дивана.
- Ты меня не так поняла, - сказал он. – Или я неточно выразился.
- Какая же ты сволочь, - засмеялась Лида, обняла Алтынова и поцеловала. – Какие же вы все кругом гады, подлецы и мерзавцы…
- Верно, - сказал Алтынов, взял в прихожей портфель, отпер дверь и вышел. 

Лида включила компьютер. Зажгла настольную лампу. Уселась поудобнее. Пощелкала мышью, ища нужную папку.
Беззвучно замигал мобильник.
- Да обзвонись ты! – заорала она и раскрыла файл.