?

Log in

No account? Create an account

March 20th, 2011

другая сторона луны

НАСТЯ И КОСТЯ

- Ты хотел коротко? Вот тебе коротко: не дам, - сказала Настя.
Костя поднялся, опираясь руками о стол. Вышел в широкий коридор, уставленный книжными стеллажами от пола до потолка.
- Вернись! – крикнула Настя.
Он вернулся.
- Сядь, - сказала она. – Сколько тебе надо?
- Сколько не жалко, - сказал Костя.
- Мне для тебя ничего не жалко, - она погладила его руку.
- Тогда продай дачу и отдай мне деньги. Эта квартира стоит гораздо дороже дачи. Ты мне еще должна останешься. Но я добрый.
- Но ты добрый, – сказала Настя. – Тридцать тысяч хватит?
- Да, - сказал он. – Спасибо.
Она встала, вышла в другую комнату. Вернулась. Положила деньги на стол. Он пересчитал, сунул в нагрудный карман клетчатой рубашки. Застегнул под горло молнию синей кофты.
- У тебя что-то случилось? – спросила Настя.
- Да нет, - сказал он. – Просто не хватает. Танька на третьем месяце, токсикоз, работать не может.
- Опять! – вскрикнула Настя. – Ты с ума сошел. Куда вам еще одного?
- Завидуешь?
- Дурак! – она громко заплакала. 

Он встал, обошел стол, подошел к ней. Обнял за плечи, поцеловал в затылок. Забормотал: «прости, прости, прости, я же люблю тебя, ты же знаешь…».
- Знаю, - сказала она. – И я тебя тоже. Но скажи: зачем ты это сделал? Посмотри на себя и на нее. Она едва техникум закончила, у нее мамаша семечки грызёт. Это какая-то месть. Предательство! Ты предал своих родителей, своего деда, всю семью, нашу фамилию. Зачем ты мстишь, кому?
- Всё? – он потрепал ее по голове. – Спасибо за оказанную матпомощь.
- Скажи! – закричала она и больно вцепилась в его руку.
- Нет, это ты мне скажи! – зашептал он в ответ. – Почему у тебя была отдельная комната, а я жил в проходной? Почему у тебя было два шкафа барахла, а у меня джинсов нормальных не было? Почему отец все отдал тебе: квартиру, книги, дачу? Не смей меня учить, паразитка!
- Котенька, братик мой любимый, еще не поздно, – снова заплакала она. – Разведись, отсуди детей, я буду им лучше всякой матери…
Он выдрал ее руку и пошел к двери.
Слава богу, он не встретился с ее мужем.


Потому что ее муж, Владик Адлерберг (да, да, из тех самых Адлербергов!), очень талантливый и почти знаменитый – пришел домой пьяный до безобразия. Приплясывая и на ходу сдирая с себя одежду, стряхивая с ног брюки и трусы, приговаривая «а вот мы сейчас сполоснёмся и будем как новенькие» - он вбежал в ванную.
Настя собрала его одежду, раскиданную по коридору. Потянула носом.
Муж лежал в сухой ванне, закрыв глаза. Он сильно обделался.
Она подождала немного. Потом оттянула его веко, чтобы проверить зрачок. Он помотал головой и захихикал. Она взяла гибкий душ, включила воду и стала его мыть.