?

Log in

No account? Create an account

April 30th, 2011

АРЕСТ И БИРЖА 

Цепь маленьких ошибок.
В буфете у столика: «Тут у вас свободно?» Да, пожалуйста. Назавтра, у выхода: «Вы к метро?» Да. Через три дня в вагоне метро: «Ты докуда едешь? Давай я тебя провожу». Хорошо. «Пойдем в кино?» Да. «Пойдем в кафе?» Да. «Мы тут все едем в Питер на майские, присоединяйся, а?» Да.
Просто по Солженицыну. «Архипелаг ГУЛАГ», глава «Арест».

Почему люди покорялись? Потому что арест состоял из серии маленьких, вроде бы неопасных шажков. «Предъявите ваш паспорт». «Пройдемте в отделение, это ненадолго». «Вам придется поехать с нами, это займет буквально полчаса». «Посидите здесь». «Пройдите в ту комнату». И так далее.
Если человек тут же прыгал в трамвай, ехал на вокзал, доезжал до города Невьянска и там, наврав про потерянный паспорт, устраивался грузчиком у него был шанс дожить до 1953 года. А тот, кого сбивала с толку безобидность первых шагов – пропадал совсем.
Сразу надо было сказать: Нет, занято! Нет, совсем в другую сторону! Отойди от меня! Не смей, прочь, брысь, вон! 

Так думала Наталья Николаевна, рано утром лежа в постели и слушая, как муж плещется в душе. Ему было хорошо с ней. Он ее любил.
А она – не очень.
Она это поняла неделю назад, когда они с мужем были в гостях у её однокурсника. Банкет по случаю юбилея. Она впервые за много лет увидела себя на фоне других. И поняла, что она была объективно достойна лучшей судьбы. Потому что она красивая, умная, образованная, сильная и все такое. 

Но она совершила ошибку ареста.
Впрочем, думала умная Наталья Николаевна, бывают еще о
шибки биржи. Когда все зависит от первого «да» или «нет».
С размаху, тут же: давай поженимся! Да? Нет? Когда
нажатием кнопки ты либо выигрываешь сразу и много, либо проигрываешься в пух

Но ведь
громадное большинство народа вообще не поймет, о чем речь. О какой такой лучшей судьбе? Ибо девяносто процентов браков заключается между детьми соседей. Или между парнями и девушками, работающими рядом на лепке саманного кирпича и спящими вповалку на соломенных тюфяках.
Когда умная Наталья Николаевна об этом вспомнила, ее
сердце наполнилось смесью счастья (по поводу себя) и отчаяния (по поводу этих несчастных).
Счаст
ье же было высокомерием, а отчаяние – лицемерием, как она поняла полминуты спустя.
Поэтому она встала и побежала в душ, на ходу чмокнув мужа, который как раз выходил из ванной.