?

Log in

No account? Create an account

May 16th, 2011

ПОРТРЕТ

«Это была незаурядная и порою непротивная женщина. Что-то в ней мелькало вдохновенное. Но главное ее свойство – сумбурность. Из таких женщин вербуются психопатки, самоубийцы, морфинистки, героини сенсационных процессов. Они пьют водку и – сразу на трех языках – ведут лихорадочный надрывный дневник очень неразборчивым почерком. Руки у них потные, а волосы жидкие, и не многие из них доживают до сорокалетнего возраста.
Тургенев звал Марью Львовну плешивой вакханкой.
В ней была бездна эгоизма, цинизма, но была и нежность, и наивность. Она была безумна – но и себе на уме.
Попадись такая барыня к русским присяжным, они непременно оправдали бы ее, но также оправдали бы и ее любовника, если бы тот пырнул ее ножом.
Томный и рыхлый Огарев был, конечно, неспособен на это, он просто разлюбил ее и, деликатно отойдя от нее, посылал ей бесконечные тысячи франков – для нее и ее сожителя Воробьева».

К. Чуковский, «Жена поэта (А.Я.Панаева)» Пб., «Эпоха», 1921.
Цитирую по: К. Чуковский, Собр. соч., т.8, С. 289., М., 2004. 

Ах, как красиво писали литературоведы в 1920-е годы!..