?

Log in

No account? Create an account

June 7th, 2011

по нечетной стороне

ИЮНЬСКОЙ НОЧЬЮ

После ужина Филиппов решил пройтись.
Он вышел из кафе, где просидел часа два, и двинулся по Новослободской к Савеловскому, по нечетной стороне. Он хотел дойти до конца улицы, потом повернуть налево, обойти громадный треугольный дом и по Бутырскому валу вернуться немного назад, а там был переход через ветку железной дороги – и вот так выйти на Пятую улицу Ямского поля, и потом насквозь до улицы Расковой, где он снял квартирку.
Вся жизнь прошла в этом районе. Страшное дело.

Было поздно, но почти светло. Потом стало быстро темнеть – туча закрыла небо, и все-таки четверть двенадцатого.
На Новослободской было шумно и людно. Филиппов с удовольствием смотрел на молодых парней и девчонок, как они идут в обнимку, пьют пиво и свободно себя чувствуют.
Он долго стоял на светофоре у Лесной. Перешел на зеленый свет.
На углу был магазин со странным названием «Палантир». Давным-давно здесь был универмаг «Молодость».
- Молодость, где ж ты, молодость… - промурлыкал Филиппов.
В витринах висели громадные люстры с ценниками. Пригляделся – люстры стоили по полтораста тысяч, а одна, с розовыми стеклянными цветами, вообще полмиллиона рублей.
- Совсем с ума сошли! – засмеялся он.
Этот кусок улицы был совсем безлюдный. У арки стоял микроавтобус с надписью «срочная юридическая консультация». Филиппов помотал головой и пошел дальше.

Из подъезда следующего дома вышли двое, встали на тротуаре. Менты в штатском, Филиппов сразу понял.
- Ваши документы! – мент заступил дорогу и показал свою корочку.
Филиппов вытащил паспорт. Паспорт был очень хороший, с московской регистрацией. Мент пролистал его, спрятал в карман и сказал:
- Пройдемте. Понятым будете.
Филиппов вздохнул и сказал, что можно было просто попросить.
- Просто никто не хочет, - сказал второй мент. – Ну, ладно. Мы вас просим.
Филиппов солидно выглядел: костюм, очки, седая бородка.
- Пожалуйста, пожалуйста, - сказал менту Филиппов.

В комнате обыскивали мужчину лет сорока. На столе лежали пачки денег, травматика. Потрошили сумку. В углу сидела еще одна понятая, по виду – продавщица из киоска.
- Вот, - сказал дознаватель и показал плоскую коробочку.
- Подкинули! – крикнул мужчина.
Филиппов узнал его; двадцать лет назад он был похудее, конечно. Но как был мелкой сявкой, так и остался. Не жалко. Он посмотрел в окно. Там был темный двор, и не верилось, что в ста шагах – веселая ночная Москва.
- Подпишите, - сказал мент.
Филиппов подписал.
- Благодарю, - сказал мент, отдавая паспорт.
- Пожалуйста, пожалуйста, - улыбнулся Филиппов. – Обращайтесь!

Выйдя наружу, он пошел дальше, но потом свернул в Угловой переулок, прошел его насквозь, поймал такси, доехал до Белорусского вокзала, купил билет на экспресс до Шереметьево.
Бумажник с собой, остальное неважно.
Утром улетел в Калининград и больше в Москву не ездил.