?

Log in

No account? Create an account

June 10th, 2011

ИЗ КИПЛИНГА

Азию не обыграешь. Усвоить давно пора –
Азии слишком много, и Азия слишком стара.
Когда славяне на вече выбирали себе князей,
Индийцы уже лет тысячу жили под властью раджей.
И демократия греков, и строгий римский закон
Кажутся глупой шуткой среди азиатских племен.
Китайцев не переплюнуть, буддистов не убедить,
Афганцев не успокоить, арабов не устрашить.
Победы в сражении с Азией не будет – она сильней.
Сдаться на милость Азии – значит, растаять в ней.
Наша судьба – исчезнуть, уйти в исторический мрак.
Мы все равно погибнем. Осталось лишь выбрать, как.

кармен-сюита

У ЛЮБВИ, КАК У КОШКИ, ХВОСТИК 

Хочется сочинить сюжет для оперы.
Например, такой: 

Дон Хозе, отсидев срок, возвращается в родной город.
На площади он встречает свою бывшую невесту Микаэлу. Она красива и пышно одета. Ее сопровождают Фраскита и Мерседес; они заискивают перед ней.
Хозе полон раскаяния. Он просит у нее прощения за горе, которое он ей причинил, связавшись с Кармен и разорвав помолвку.
Микаэла насмешливо отвечает, что даже благодарна ему. После его ареста она вышла замуж за капитана Цунигу и прибрала к рукам сигарную фабрику и всю табачную торговлю в городе.
Она дает Хозе несколько золотых и просит больше ее не беспокоить. 

В гостиничном ресторане Хозе встречает Цунигу. Тот рассказывает, что оказался под каблуком у Микаэлы, оборотистой и злой бабы. Ругает ее.
Хозе вступается за свою бывшую невесту и вызывает Цунигу на дуэль. Тот говорит, что нужны секунданты. Забежавшая в ресторан Фраскита зовет Данкайро и Ремендадо. Бывшие контрабандисты, они стали полицейскими. Они хором убеждают Хозе, что это глупо – вызывать на дуэль мужа бывшей невесты.
Ресторан пустеет.
Задержавшийся у стойки Данкайро говорит, что в городе жить скучно, и даже веселая Кармен уже не та.
- Кармен? – изумлен Хозе. – Ведь я ее убил!
- Ей сделали операцию, - отвечает тот. – Она выжила. Но теперь уже не танцует. Она торгует в табачном киоске. 

Наутро Хозе идет за сигаретами. Он издалека видит Кармен, как она отпирает киоск. Боже, как она изменилась! Располневшая, седая, печальная.
Она оборачивается и узнаёт его. Старая любовь пронзает ее сердце. Она обнимает Хозе, умоляет простить ее, говорит, что прощает ему тот удар кинжалом. В душе у Хозе просыпаются воспоминания. Кармен предлагает ему жить у нее в доме, и он готов пойти с нею.
Тут на площади появляется Микаэла в сопровождении Эскамильо. Он, как председатель городского общества защиты животных, просит у богачки Микаэлы благотворительный взнос. Он флиртует с ней, целует ей руки, она воркует в ответ.
Хозе смотрит то на Кармен, то на Микаэлу.
Микаэла кажется ему гораздо красивей. Он возмущен, что Эскамильо опять отнимает у него любимую женщину, правда – другую. Он вынимает нож, но Кармен выбивает его у Хозе из рук.
- Ты мой! – говорит она и обращается к Микаэле: – Сеньора, позвольте мне начать торговлю на час позже, я провожу моего жениха к себе в дом, он приехал издалека, сеньора.
- Хорошо,- говорит Микаэла. – А ты за это поработаешь до восьми вечера.
- Да, сеньора, - кланяется Кармен и берет Хозе за руку.
- Нет! – восклицает Хозе. – Прочь, цыганка! Я люблю её! – и бросается на колени перед Микаэлой.
Кармен хватает с земли нож, вонзает его в шею Хозе.
- Полиция! – кричат Микаэла и Эскамильо.
Появляются Ремендадо и Данкайро.
- О, что же будет со мною? – рыдает Кармен.
Микаэла обнимает ее и говорит ей, и одновременно полицейским:
- Оформим как необходимую оборону. 

В смысле – не говорит, а поёт.