?

Log in

No account? Create an account

June 13th, 2011

ОТРАВА 

Корней Чуковский пишет в январе 1943 года Алексею Толстому:
«…вспоминается одна страница «Московского Листка» за 1899 год. Там печатались объявления московских фирм, и я помню, как велико было мое изумление, когда я случайно заметил, что все фамилии в этих объявлениях – немецкие. Многие ведь понятия не имеют, как глубоко вошел в русскую жизнь в те годы хищнический немецкий капитал». 

Какая, однако, чушь и дичь.
Если говорить об инвестициях в русскую промышленность, то германский капитал был на третьем месте, после французского и британского. И он был точно таким же хищническим, как и любой другой, включая русский.
Если же говорить о рекламных объявлениях в «Московском Листке», то там речь шла о мелких фирмах и фирмочках, о сапожниках и портных, часовщиках и рестораторах, о бесчисленных Карлах Иванычах и Иванах Христианычах, которые жили в России уже третье-четвертое поколение, были верными подданными царя и отечества, а часто и православными.
Применительно к этим русским немцам говорить о «хищническом немецком капитале» можно только в ксенофобском ослеплении. 

Да, конечно, тогда шла война с гитлеровской Германией.
Но!
Но советская пропаганда разъясняла: СССР воюет против Гитлера и его армии, а не против немецкого народа и германского государства как такового. «Было бы смешно отождествлять клику Гитлера с германским народом, с германским государством». Красная Армия свободна от «унизительного чувства расовой ненависти» к немцам (Приказ Наркома обороны И.В. Сталина от 23 февраля 1942 года, № 55). 

Однако это «унизительное чувство» побороло даже такого выдающегося интеллектуала, как Корней Чуковский.
Какое мощное, народное, стайное, пещерное чувство!