?

Log in

No account? Create an account

June 23rd, 2011

СЕСТРЫ – НЕЖНОСТЬ И ТОЧНОСТЬ 

В понедельник, примерно в половине шестого, я сидел в уличном кафе на Малостранской площади в Праге, на углу собственно площади и Мостецкой улицы, которая ведет к Карлову мосту. Пил кофе, ел пирожок и глядел на храм св. Николая, на трамвайную остановку, на светофоры, которые загорались красивым красным цветом.
В Праге вообще много красивого красного – розы и гортензии, названия улиц и номера домов, шарфы, занавески и даже красная подкладка сюртука у какого-то странного джентльмена.
Но я про другое. 

Рядом со мной, за соседним столиком, сидели две девушки. Даже, можно сказать, девочки. Они пили зеленый чай из высоких толстостенных фаянсовых чашек. Еще на столе был большой фотаппарат – один на двоих.
Они устали, сбросили туфли. Одна поджала ноги под себя, скрестила их и сидела почти что в позе лотоса.

Другая вытянула ноги под столом и, поставив пятки на перекладину, сводила и разводила стопы. У нее были трогательно толстенькие пальцы с короткими ненакрашенными ногтями, да и сами ножки у нее были толстые и короткие.
Лотос и Коротышка.
Они довольно громко разговаривали – вроде бы по-чешски. Но с официантом вдруг заговорили по-английски. То есть это были не чешки. Хотя язык был прохож на славянский. Но точно не знаю. Не разобрался, не расслышал.
Не в том дело.


Официант принес им пиццу, а также вилки и ножи.
Лотос разрезала пиццу на четыре куска и уронила свой нож. Красиво и ловко нагнувшись, подобрала его с каменного пола. Коротышка что-то сказала ей. Наверное «брось, он грязный!». Лотос засмеялась и положила нож на стол. Подула себе на пальцы, обтерла их салфеткой. Коротышка засмеялась тоже.
Они стали есть пиццу руками.
Потом допили чай.
Потом стали говорить о чем-то очень тихо.
Официант унес пустую посуду.
Коротышка положила руки на стол, медленно протянула их вперед. Лотос положила лицо ей в ладони. Коротышка погладила ей щеки. Лотос приподняла голову и посмотрела на подругу. Она тихонько шевелила губами, касаясь ими Коротышкиных пальцев.
Потом они позвали официанта. Он принес счет.
Они полезли в кошельки, достали по сто крон каждая. И еще по какой-то монетке. И расплатились точно пополам.
Почему?  

А нипочему. Потому что только так.
Вот так, и точка.

осмелюсь рекомендовать

ДАЖЕ УДИВИТЕЛЬНО, 

что появился вот такой канал, радио, где всё время читают стихи и прозу: 

http://esquire.ru/radio-radio 

Непривычно хорошо. На общем радиофоне, так сказать.
Но не только на фоне. И само по себе здорово.