?

Log in

No account? Create an account

July 3rd, 2011

заметки по логике

ПРОЦЕДУРА, ТОЛЬКО ПРОЦЕДУРА 

В недавнем законопроекте о борьбе с абортами, в частности, предусматривается следующее –
* замужние женщины смогут делать аборт только с письменного согласия мужа (несовершеннолетние – с согласия родителей или опекунов);
* женщин заставят рассматривать УЗИ абортируемого эмбриона, проходить собеседования с психологами и священниками;
* врач получит право отказываться делать аборт по убеждениям. 

Не обсуждая данный проект по существу его содержания, обратим внимание на технические проблемы. 

Как быть с письменным согласием мужа, если брак зарегистрирован, но супруги не живут одной семьей? И наоборот, если люди живут в незарегистрированном браке? Как поступать со взрослыми незамужними женщинами? У кого они должны просить согласие на аборт? У местной ячейки ОНФ или в районной санэпидстанции? А если ни у кого, то получится совсем глупо – брак станет дискриминирующим моментом.

Кто обеспечит женщине беседу со священником нужной конфессии? Вдруг она исповедует какую-то экзотическую религию? Да и само слово «священник» заключает в себе дискриминацию: в исламе и иудаизме нет священников. А если женщина неверующая? Ей только психолог? А верующей, значит, психолог и священник? Или к неверующей приведут доцента кафедры философии?
Имеет ли женщина право выбирать психолога? Если да, то это крайне хлопотно. А навязывание психолога – это насилие над личностью. Не говоря уже о том, чтобы заставлять рассматривать зародыш. Тогда любого больного надо обязать рассматривать снимки своих внутренних органов перед любой операцией. 

Еще момент, который имеет неожиданно широкое значение. Врач, значит, по своим убеждениям имеет право отказаться делать аборт? Не просто «может», договорившись с начальством (как сплошь и рядом случается на любой работе по любому поводу), а именно «имеет право», законное право.
Тогда вопрос: а врач имеет ли право по своим убеждениям отказываться от других медицинских манипуляций, или от лечения других категорий граждан? Если да, имеет право – то это откроет широчайший простор для злоупотреблений и просто капризов: «Я евреев не лечу, потому что они Христа предали». Чем не убеждения? Убеждения, конечно! Если же в других случаях не имеет права отказаться, а в случае аборта имеет такое право – то женщина, пришедшая на аборт, превращается в уникально дискриминируемое лицо. 

Еще раз подчеркиваю – я не вдаюсь в существо законопроекта, я лишь говорю о низком качестве данного законодательного предположения.

ВОЗРАСТНОЙ ЦЕНЗ 

У меня был знакомый бурят, который делал аборты, пока ему не исполнилось пять лет.
Он рассказал об этом, специально не заостряя внимания. Так, в ходе общей беседы о забайкальской жизни. Дело было в 1972 или 1973 году, разговор шел в квартире моего приятеля Андрея Яковлева, точнее – его отца, детского писателя Юрия Яковлева. Помню круглый стеклянный журнальный столик у книжных полок, низкие красные кресла с белыми ворсистыми подушками.
Вот за этим столиком мы примостились пить чай.
Солидный мужчина в синем в полоску костюме. Кажется, с флажком депутата горсовета. Привела его наша знакомая Рая, студентка из Улан-Удэ, это был какой-то её то ли дальний родственник, то ли друг родителей.

- Пять лет? – спросил я, ничего не понимая.
- Пять, пять, - засмеялся он. – Или шесть? Нет, пять.
- А потом? - сказал я, чтоб хоть что-нибудь сказать.
- А потом всё, хватит, больше не надо.
- Почему? - глупо спросил я.
- Рука большая стала, плохо пролезала, - ответил этот немолодой партиец.
Фамилия его была В
áмпилов.
С ударением на «а».