?

Log in

No account? Create an account

July 26th, 2011

двоюродная жизнь

ЗАБЕРИ СВОИ АЙФОНЫ 

Когда у Гали умер муж, она испугалась пустоты жизни, тем более что их сын насмерть разбился на машине за полтора года до этого. Галя никого не хотела видеть. Она часами ходила по дому, то останавливаясь у книжных шкафов, то присаживаясь в кресло на втором этаже, где была комната сына, то ничком бросаясь на диван в кабинете мужа. Потом переворачивалась на спину и долго лежала так. «Галина Евгеньевна! - тихо раздавалось за дверью. – Галина Евгеньевна, чаю или кофе?» Галя садилась, стискивала голову руками. Потом отвечала, что ничего не надо, что она сама скажет, когда захочет. Ложилась снова и думала, вспоминала. 

И вот вспомнила, что у мамы была сестра по отцу, неудачная Таня, так звала ее мама: институт не закончила, родила девочку непонятно от кого, маялась в бараке на окраине Воронежа, приехала в Москву по лимиту, работала десять лет на стройке и выцарапала у этой жизни однушку в Люберцах.
То есть тетя. А ее дочь – двоюродная сестра.
Галя их нашла. 

Сестру звали Света. Она была ровесница Гали – те же сорок пять. Она пошла по маминым стопам: бросила техникум, потому что родила от любимого мужчины. Который растворился в тумане, даже не принеся цветочков в роддом. Работала в ателье ремонта и подгонки. А дочку ее Машу – то есть племянницу Гали – выгнали из торгового колледжа за двойки и прогулы, но она не горевала и собиралась сниматься в сериалах в роли молодой жены миллионера.
Поэтому ей сначала очень понравилась богатая тетя с трехэтажной дачей и пакетом акций «Лыбытнорской Меди».
Но быстро разонравилась. Потому что заставляла читать книжки, правильно краситься, делать достойный маникюр и готовиться в институт. Она звонила в половине восьмого утра: «Ты уже сделала зарядку?» Они все на Рублевке такие дуры? Или это у нее от недотраха? Она ей так прямо и крикнула, в лицо: «Найди себе мужика, забери свои айфоны, только отстань, отлипни!» 
Крикнула и убежала.

А Галя осталась дожидаться Свету.
- Спасибо тебе, конечно, - перебила ее Света, когда Галя в который раз терпеливо стала говорить, что девочке пора браться за ум. – За подарки, и вообще. Но только не получится ничего. Ни у меня, ни у Машки.
- Но почему?
- Мы по-своему живем. По-твоему уже не научимся. Поздно ты схватилась.
- Я разве виновата? – вспыхнула Галя.
- Что ты, что ты, - примирительно сказала Света. – Все нормально. Ты только не приходи к нам больше. И не звони.
- Но ты мне пообещай, - сказала Галя. – Если вдруг что-то срочное. Ну, что-то совсем плохое случится, не дай бог, конечно… Ты обязательно дай знать. Я обязательно помогу.
- Не дождешься, - сказала Света.