?

Log in

No account? Create an account

August 25th, 2011

ПРОХОР (ВХОДЯ)

Знаменитый пример, который приводил Арбузов – о разнице между прозой и драматургией.

Вот повесть:
«Прохор снова вошел в эту комнату – первый раз после десяти лет разлуки. Он поразился тому, что снова почувствовал этот странный запах, смесь сухих цветов, старых книг и тонких духов. Да, это было десять лет назад, когда он прощался с родительским домом, и форточка точно так же была приоткрыта, и из нее слегка тянуло осенним холодком. Он вспомнил, что тогда еще были живы его мать и бабушка, и здесь, в этой комнате и во всем доме, всегда царила горделивая отъединенность от внешнего мира, всегда было ощущение какого-то замкнутого изящества, которое словно бы опасается выйти на улицу. Прохор ощутил горечь, даже не от того, что все это ушло, а от того, что ушли и эти чувства, что от них остались одни воспоминания. Что может быть страннее, чем воспоминания о бывших чувствах? – подумал Прохор.
Вдруг ему стало зябко».

А вот пьеса:
ПРОХОР (входя): Сквозит.
Закрывает форточку.

Действие должно развиваться само. Никакой авторской речи, подсказок, размышлений и объясненных мотивов. Только слова и поступки героев. Поступки важнее, чем слова.
Мне хочется, чтоб и в рассказах так было.
ОТРАВА

Настоящего драматурга из меня не получилось – я был инсценировщиком, экранизатором, хотя и написал кучу оригинальных пьес и сценариев. Три моих пьесы все-таки поставили, а одну пьесу и пару сценариев – очень хотели поставить, что особенно противно.

Все произошло, в общем-то, случайно.
В 1975 году один режиссер решил сделать фильм по «Денискиным рассказам». Он принес сценарий – на самом деле неплохой, как я теперь вспоминаю, но совершенно другой. По очень-очень отдаленным мотивам. Моя мать возмутилась искажениями первоисточника. А именно она должна была давать разрешение на экранизацию (отец уже умер к тому времени). И сказала мне, что я должен сам написать. Я не хотел. Она уговорила.
Я попробовал. И отравился драматургией.

Что это такое? Очень просто. Вот я написал в сценарии что-то вроде:
«Во двор через арку въехала машина. За рулем сидел парень в красном шарфе. Он высунулся и спросил у мальчика в лыжной шапочке: Это дом восемь? - Да, - сказал мальчик и вытер мокрый нос дырявой варежкой».
И вот я сижу в крохотном зале, смотрю материал.
На экране вижу:
Во двор через арку въезжает машина. За рулем – парень в шарфе. Шарф красный. Парень опускает стекло и кричит: Это дом восемь? Камера показывает мальчика в лыжной шапочке с мокрым носом. Да! - говорит мальчик и вытирает нос варежкой. На крупном плане – варежка дырявая.

От этого можно сойти с ума.
Что и произошло со мной. Я написал кучу пьес и сценариев (см. выше)
Но бестолку. В смысле творческих успехов.
Хотя пригодилось. В смысле ремесла.